>

Предгорья Мегринского хребта

Предгорья Мегринского хребта – один из районов сухих субтропиков республики, он является продолжением субтропиков Ирана и Азербайджаном. Климат здесь сухой и континентальный. Средняя температура зимних месяцев приближается к 0°. Но абсолютный минимум – до -22°. Устойчивый снежный покров почти не образуется. Лето жаркое, с преобладанием ясной солнечной погоды. Средняя температура в июле – августе 26°, а максимальная 42°. Годовая сумма осадков до 300 мм. Самая низкая часть района (до 400 м над уровнем моря) – пойма Аракса, воды которого пропилили сюда дорогу через высокий Зангезурский хребет, создав узкое, скалистое, труднодоступное Мегринское ущелье. Его глубина – 600-700 м. Ландшафт полупустынный. Населенные пункты расположены на конусах выносов рек и временных потоков. Во всей низинной зоне Мегринского района вода – проблема № 1. В советские годы по восточному склону южной части Зангезурского хребта был проложен Карчеванский оросительный канал, снабжающий водами реки Мегри и высокогорных родников виноградники и фруктовые сады некоторых колхозов района. Но ни Мегри, ни другие речушки, берущие начало в Зангезурских горах, не в состоянии были обеспечить водой развивающееся хозяйство района. Единственная многоводная река Аракс протекает по самой низинной части территории, на дне глубокого ущелья, а выше на склонах под палящими лучами южного солнца трескалась земля, погибали сады. Армянский крестьянин в суровой борьбе с природой буквально шаг за шагом отвоевывал у утесов и каменников землю. Он террасировал крутые склоны, на плечах таскал землю из поймы и сажал на террасах деревья. И воду он таскал на спине. У мегринского крестьянина была на учете каждая пядь земли и капля воды. А внизу Аракс катил свои воды… Наверно по этому случаю было сказано: “Видит око, да зуб неймет”. Но электроэнергия, вырабатываемая севанскими водами, преобразовала Мегринское ущелье – этот самый отдаленный район республики. Соединение его с высоковольтной линией электропередач Разданский каскад ГЭС – Каджаран – Агарак позволило поднять араксинскую воду на десятки и сотни метров. Это сделали насосные станции. Вода ныне не только удовлетворит вековую жажду иссохшей земли, но и обеспечит работу нового крупного горнодобывающего центра – поселка Агарак. Он, младший брат Каджарана, гордо, как символ социализма, стоит на склоне Мегринского хребта, обращенном к нашему южному соседу.

Мегринский хребет

От Каджарана дорога ответвляется и зигзагами поднимается по Мегринскому хребту, разделяющему Кафанский и Мегринский районы. Как и во всем Зангезуре, здесь с повышением местности разнотравно-злаковые степи сменяются луговыми степями или остепненными лугами. В зоне Таштунского перевала появляются альпийские луга. Там, где позволяет рельеф, степи распаханы, а горные луга используются как пастбища и сенокосы. На южном склоне Мегринского хребта до сел Таштун и Личк ландшафт тот же, что и на северном склоне. Дорога труднопроходимая и зимой закрывается. Личк, несмотря на то, что лежит на высоте более 2000 м, окружен садами. По всей республике известны личкские яблоки и груши. Село Личк издавна славится как дачное место. В окрестностях села много минеральных источников. Здесь будет здравница местного значения. Ниже, по долине реки Мегри, крутые скалистые склоны сжимают ущелье. Всюду видны обнажения кристаллических пород (гранитов, гранодиоритов, монцонитов), совокупность которых геологи называют “мегринским плутоном”. Здесь в склоны чаще всего покрыты лесами. В этом районе геологи открывают все новые месторождения меди, молибдена, железа, нефелиновых сиенитов. По узкому скалистому каньону протекает самая “крупная” река района – капризная Мегригет (длина всего 32 км). В конце весны она бурна и многоводна, а в начале осени, когда меньше всего выпадает дождей, расход воды очень невелик. Остальные реки – Нювади, Шванидзор и другие – маловодны и летом почти высыхают. В Мегринском районе очень хорошо выражен фриганоидный ландшафт (сухолюбивые кустарники и полукустарники) на эрозионных формах рельефа. Природные условия, в общем благоприятны для садоводства, виноградарства и разведения овец и коз.

Каджаран

На границе нагорно-степной и альпийской зон, в верховьях реки Капутджуха – притока Вохчи, и расположен город Каджаран. Это один из самых молодых городов республики, возникший на базе медно-молибденовых месторождений Гандзасара в послевоенные годы. Но за короткое время он стал крупнейшим центром цветной металлургии Армении и всего Закавказья. В верховьях реки Вохчи открыто крупное месторождение медно-молибденовых руд. В результате Советский Союз выдвинулся в ряд самых богатых по запасам молибдена стран мира. Добыча ценной руды облегчалась тем, что она залегала близко к поверхности. Вслед за геологами сюда пришли строители. Наступление на горы началось со строительства дорог, позволявших перебросить на месторождение тяжелые машины для вскрытия руды и строительства крупного обогатительного комбината и жилых домов. Вместо деревенских хибарок на вершинах гор возник современный благоустроенный рабочий город с населением в 15 тыс. человек. Прямо над рекой высится огромное многоярусное здание обогатительной фабрики медно-молибденового комбината. Руда добывается экскаваторами-гигантами на противоположном склоне горы на высоте 2000 м над уровнем моря и по четырем мощным канатным дорогам, длиной несколько километров каждая, непрерывно, днем и ночью, поступает на фабрику. Комбинат расширяется, растет мощность фабрики, открываются новые участки для добычи руды. С каждым годом он увеличивает выпуск концентратов цветных металлов: основного, молибденового для уральских металлургических заводов и медного для Алавердского медно-химического комбината. В окрестностях Каджарана много родников с чистой, прозрачной питьевой водой и минеральных источников, которые в дальнейшем можно использовать для лечебных целей.

Вохчинский каскад

…Вдоль своенравной Вохчи вьется по краю пропасти дорога, вернее, широкое шоссе, связывающее Кафан с Каджараном. Вдоль дороги тянутся железные опоры высоковольтной линии электропередач. Внизу, на дне ущелья, с головокружительной скоростью катит свои воды Вохчи. Во многих местах можно еще увидеть следы сильнейшего за последние годы селевого наводнения, происшедшего 27 августа 1956 г. Тогда за сутки выпало невиданное для этих мест количество осадков – 80 мм и пронесся сель огромной разрушительной силы. Падение Вохчи достигает огромной величины – более 2000 м на расстоянии каких-нибудь 50 км. Поэтому, несмотря на небольшое количество воды в реке, она способна вырабатывать в год сотни миллионов квт-ч электроэнергии. Чуть выше Кафана уже действуют две ступени Вохчинского каскада (Джрахорские гидроэлектростанции), завершается сооружение третьей ступени. В ущелье реки Вохчи, как в огромном природном музее, стоя на одном месте на удобной возвышенной точке, можно обозреть четыре-пять вертикальных ландшафтных поясов. В среднем течении реки, снизу вверх, можно проследить смену пояса сухих степей горными лесами, переходящими в нагорно-степной пояс. Достаточно повернуть на запад, как перед взором встает совершенно иная картина: выше нагорных степей краски ландшафта становятся ярче, зеленый фон горных лугов гуще. Это уже альпийский пояс. А еще выше простирается горно-тундровый субинвальный пояс, увенчанный белыми снежными шапками на вершинах Зангезурского хребта.

Развитие промышленности Зангезура

В результате победы власти из Зангезура были выгнаны как "свои", так и чужие эксплуататоры. Все богатства края, все рудники и заводы перешли в собственность трудящихся. Все мелкие рудники и медеплавильни были ликвидированы. Была построена новая флотационная фабрика, где проходит процесс обогащения всей добытой в Кафане медной руды. Проведена огромная работа по механизации добычи и перевозки руды, по улучшению условий труда рабочих, особенно шахтеров. На базе этих преобразований медной промышленности – основной отрасли экономики края – и вырос современный Кафан, с 1963 г. получивший статус города республиканского подчинения. Для развития самого города и концентрации здесь флотации всей добываемой медной руды решающую роль сыграло проведение железнодорожной ветки от Минджевана. Кафан стал железнодорожными воротами Зангезура. Через него поступают сюда наиболее тяжелые и громоздкие грузы, распределяемые затем между потребителями всей центральной части Зангезура, – новое оборудование для горнодобывающих предприятий Кафана и Каджарана, станки для заводов Гориса, строительные машины, туф и железобетонные конструкции для Татевской ГЭС, тракторы и комбайны для колхозов и совхозов. Через него вывозится медный и молибденовый концентраты, трикотаж, консервы и сыры, шкуры и шерсть. Завершается сооружение новой крупной флотационной фабрики, в 3 раза более мощной, чем ныне существующая. Быстро созревают экономические условия для следующей ступени развития промышленности Кафана – для создания там на базе местного сырья металлургического производства полного цикла, включающего все технологические процессы от добычи медной руды до получения чистой меди. Это повлечет за собой создание новой для всего юго-востока республики химической отрасли промышленности (на базе сернистых газов).

Кафан

Спускаясь к долине реки Вохчи из лесов, попадаешь в зону сухих степей. Здесь уже чувствуется недостаток влаги. На склонах хребтов – клочки обработанных земель. Из-за недостатка воды в малоземельном Кафанском районе мало используются юго-восточные склоны Баргушатского хребта, хотя они и получают много тепла и света. Только на дне ущелья реки Вохчи, в окрестностях города, появляются сады. Здесь же расположен молочно-животноводческий совхоз "Сюник". По мере продвижения вниз по речной долине ощущение неприступности и девственности природы Зангезура исчезает. Все чаще попадаются на глаза признаки приближающегося промышленного центра. На противоположном берегу реки виднеется железнодорожное полотно. Внезапно появляются и так же неожиданно исчезают за поворотом реки железнодорожные составы, груженные медным и медно-молибденовым концентратом. Сердце горнодобывающей промышленности Зангезура – город Кафан. По своему облику это одно из своеобразных городских поселений республики. Его центральная сравнительно ровная часть расположена на пойме и первой террасе реки Вохчи, стиснутой с обеих сторон отрогами Баргушатского хребта с севера и Хустунского горного массива с юга. Отсутствие свободных ровных площадок вынуждает осваивать крутые склоны, возвышающиеся над городом на 200-300 м. На эти склоны вскарабкались целые жилые массивы. Город растет также вверх и вниз по течению реки. Кафан – пятый по численности населения (25 тыс.) город республики. Он образовался из слияния нескольких сел, по именам которых ив настоящее время принято называть отдельные его районы. И в этом смысле лишь условно то, что Кафан как населенный пункт считают важным дореволюционным центром медной промышленности. Дело в том, что и в средние века, и в предреволюционное время рудники и медеплавильни не концентрировались в одном пункте, они были разбросаны по всему ущелью реки Вохчи и ее притокам на расстоянии десятков километров. Притом большинство их существовало, как правило, несколько лет. Из-за отсутствия горнодобывающей техники извлекались лишь медные руды, залегающие близко к поверхности, поэтому рудники быстро истощались и забрасывались. Во второй половине прошлого века в медном промысле Зангезура происходит значительный сдвиг. Впервые возникают предприятия капиталистического типа с машинным производством. Возрастает спрос на медь со стороны российского рынка. Богатые запасы медной руды в Зангезуре и наличие на месте дешевой рабочей силы, следовательно, и перспективы легкой наживы притягивают сюда местных и особенно западноевропейских капиталистов. Зангезур и вообще вся Восточная Армения были в числе тех окраин России, которые царское правительство особенно охотно предоставляло иностранному капиталу на разграбление. За 20-25 лет начиная с 90-х годов прошлого столетия, когда иностранный капитал развернул особо активную деятельность в Зангезуре, там выплавлены миллионы пудов меди, которая, превращаясь в миллионы франков, заполняла сейфы французских концессионеров. Они, проживая в Париже, чувствовали себя хозяевами несметных богатств недр Зангезура и ни перед чем не останавливались для увеличения своих барышей. Безудержная жажда капиталистов к наживе создала для рабочих невыносимо тяжелые, нечеловеческие условия. Продолжительность рабочего дня как в рудниках, так и на медеплавильных заводах составляла 12-16 часов. Рабочие добывали руду, стоя по колено в воде или лежа на земле в грязи, и за это получали не более 60 коп. в день. Отсутствовали элементарные правила техники безопасности. Рабочим постоянно грозила смерть или тяжелое увечье.

История Зангезура

Неприступные горы и леса Зангезура помогали жителям в их борьбе за независимость. Поэтому Зангезур, входящий в состав армянского княжества Сюник, сыграл важную роль в политической и хозяйственной жизни Армении. Неоднократно он оставался одной из немногих областей Армении, сохранивших свою независимость. Здесь развивалась борьба против турецких и персидских захватчиков под предводительством легендарного Давид Бека (Орбелян) в начале XVIII в. Начав в 1722 г. свой освободительный поход с горсткой храбрецов, Давид Бек вскоре собрал под своим знаменем тысячи народных ополченцев и освободил Сюник. В 1724 г. он построил крепость Галидзор в 5 – 6 км западнее Капана (ныне Кафан), на высоком правом берегу Вохчи. Крепость была обнесена мощными стенами и башнями, в скалах были прорыты тайные подземные ходы, с юга она была защищена неприступным горным массивом. В свое время Галидзорская крепость была центром свободолюбивых сил Сюника и всей Армении. Ныне от нее остались лишь руины. Сравнительно хорошо сохранилась небольшая церковь. Рядом раскинулось новое селение, носящее имя Давида Бека. У дороги в Кафан есть маленький холмик, где похоронен один из изменников родины, Мелик Франгюл; прохожий поныне, проклиная его, забрасывает могилу камнями. В течение веков вырабатывались смелость, выносливость и трудолюбие зангезурцев, особенно ярко проявившиеся в дни Великой Отечественной войны. В краеведческом музее Гориса выставлены портреты славных революционеров, ученых, героев Великой Отечественной войны и генералов Армии, таких крупных деятелей культуры, как талантливые писатели Аксель Бакунц и Серо Ханзатян, поэт Амо Сагян, композитор Ашот Сатян.

Леса Зангезура

На Зангезур приходится 20% лесов всей республики. В лесах Зангезура преобладает грузинский дуб, граб и восточный дуб. Местами встречаются также каштан и тис. Наиболее лесист Кафанский район, где более 1/3 земельных угодий – леса. Здесь очень много дикой черешни, алычн, шипов ника, груши, а также боярышника и рябины. В Кафанском районе по опушкам леса местами растет дикий виноград. В зангезурскпх лесах можно встретить медведя, лесного кота, муфлона, марала, кабана, шакала и даже барса. В среднегорной полосе лесов Зангезура годовая сумма осадков приближается к 700 мм; здесь сравнительно влажно. В Зангезуре, в ущелье реки Цава, имеется крупнейшая но своим размерам в СССР заповедная платановая роща. Узкие ущелья, густые леса делают Цавский заповедник одним из живописных и нетронутых уголков Армении. Насаждения платана, встречающиеся и в других местах, являются, несомненно, культурными. Еще до принятия армянами христианства их языческие храмы были окружены заповедными рощами платанов, по шуму листьев которых жрецы прорицали будущее. Эти рощи, сохранившиеся до нашего времени, когда-то были посвящены древнему языческому культу. Долина реки Цава стоит особняком по отношению ко всему Зангезуру. Она связана с экономическими центрами района лишь только одной дорогой. Не каждый даже опытный кафанский шофер, привыкший к головокружительному серпантину местных дорог, повисающих иногда на краю глубоких каньонов, соглашается поехать в Цав. Основным транспортным средством для всей долины остается двухколесная арба или же местная низкорослая и очень выносливая верховая лошадь. Это обстоятельство сильно тормозит экономическое развитие долины. В урожайные годы трудно даже вывезти большой урожай фруктов и овощей, хотя Кафанский консервный завод расположен в каких-нибудь 50 км. Строительство автомобильной дороги в этом районе в корне улучшит экономическое положение многих селений долины и, кроме того, откроет путь туристам в одно из самых живописных мест с уникальной растительностью.

Долина Воротана

В долине реки Воротана мягкий теплый климат. Зимой редко образуется снежный покров. Здесь местами на склонах встречаются дикий виноград, гранат, инжир. Этот край неповторимых красок поражает тем, что здесь почти отсутствуют ровные площадки для обработки, однако крутые склоны всюду террасированы н используются под сады. Дорога на юг от Гориса к Кафану пересекает долину Воротана и, поднимаясь по склону Баргушата – одного из отрогов Зангезурского хребта, делает более тридцати зигзагов. Последние повороты уже находятся в зоне леса. Здесь раскинулся второй сплошной массив лесов республики, продолжающийся до самой южной границы района – Мегринского ущелья. Начинается самая гористая часть Зангезура. Здесь, как и в Вайоцдзоре, часто встречаются названия населенных пунктов, оканчивающихся на "дзор". Это край неприступных скал, ущелий и долин, по карнизам которых в разных направлениях вьются зигзаги троп. Эти тропы связывают зангезурские деревни. Но теперь здесь проложены также проселочные автомобильные дороги, соединяющиеся с магистралью Горис – Кафан. Этот лесистый край со сложным горным рельефом – наиболее богатый минеральными ресурсами район Зангезура. Здесь медные, медно-молибденовые месторождения с примесью благородных, редких и рассеянных металлов. В последние годы вблизи вершины Арамазд недалеко от села Сваранц обнаружена железная руда, запасы которой, по предварительным данным, исчисляются 500 млрд. т. Месторождение железа открыто также в южной оконечности Зангезура – в Мегринском районе. Трудно переоценить перспективу использования этих месторождений для развития черной металлургии в республике и Закавказье.

Чертов мост и Татевский монастырь

Складчатый Зангезурский хребет – природная кладовая минеральных богатств республики. Его справедливо называют "армянским Уралом". Весь Зангезур отличается исключительной сложностью рельефа. Этот район южнее Сисиана поражает своей дикой природой. Река Воротан пропилила здесь свое русло в скалистых породах хребта, создав глубокие каньонообразные ущелья, достигающие местами 500-700 м глубины; по дну ущелья с оглушительным шумом текут ее воды. Отсюда и название самой реки – Воротан (Громовая). Своей своеобразной суровой красотой природа этого ущелья изумляет даже таких путешественников, которым довелось повидать Большой Кавказский хребет и горы Средней Азии. Особенно примечательно в этом отношении Татевское ущелье. Перекинувшийся но дну ущелья Чертов мост – настоящее чудо природы, образовавшееся в результате многовековой деятельности Татевских минеральных вод. Ступая на него, не сразу заметишь, что это мост. Справа и слева от него высятся обрывистые громады склонов, сложенных из известняка и травертина розового и желтоватого цвета. Мост – это попросту обширная площадка между этими склонами шириной около 40 и длиной около 100 м. Недалеко от источников, в ущелье, стоит здание средневекового Татевского университета, окруженного со всех сторон виноградником и садом. Здесь учился знаменитый армянский философ Григор Татеваци (XIV в.). Выше на плато, прямо у обрыва, возвышается великолепный комплекс Татевского монастыря, окруженный толстыми крепостными стенами. Здесь же высится уникальный памятник – качающийся восьмигранный столб на шарнирном основании; если дотронуться до него, колонна закачается на своем полукруглом базисе. Но, раскачиваясь, она никогда не падает, а возвращается в исходное положение. Это чудо архитектуры так поразило вторгшихся сюда арабских воинов (X в.), что они не стали разрушать церковь. Сейчас большинство строений монастыря находится в полуразрушенном состоянии; особенно большой вред был нанесен последним землетрясением (1931 г.). Уцелел лишь качающийся столб.

Горис

На стиснутом между этими "лесами" плоском пространстве раскинулся небольшой, но хорошо распланированный город Горис с прямыми широкими улицами, с двух – и трехэтажными добротными домами, утопающими в зелени фруктовых садов. Некоторые признаки городской жизни появились в Горисе во второй половине прошлого века. Он развивался прежде всего как торговый центр Зангезура. Производственная деятельность населения ограничивалась сельским хозяйством ремеслами. С победой власти в Армении наступил новый этап развития и для Гориса. Развивались городское строительство, быт, культура. Однако из-за неблагоприятного экономико-географического положения, типичного для всего Зангезура темпы роста Гориса по сравнению с другими городами республики были ниже. Тем не менее, численность населения за последние 40 лет, возросла в 4 раза и сейчас перевалила за 12 тыс. человек. Большие перемены произошли в промышленности города. Там построен ряд промышленных предприятий. Среди них выделяются завод микроэлектродвигателей и трикотажная фабрика, продукция которых вывозится далеко за пределы Армении и Закавказья. Именно промышленность определяет сегодняшнее лицо города. Так как недалеко от Гориса ведется строительство Татевской гидроэлектростанции, город стал центром строителей. Окрестности Гориса живописны. Здесь здоровый горный климат, минеральные источники. Со временем Горне станет курортным городом, а сейчас здесь пока только туристская база. Прежде чем покинуть этот красивый уголок Зангезура, надо познакомиться еще с одной достопримечательностью: пещерным поселением в "каменном лесу" и на склонах левобережья. Пещеры, образованные в мощной толще рыхлых вулканогенных отложений, служили готовым жилищем особенно для тех обездоленных крестьян, которые в поисках хлеба насущного оставляли свои горные деревни и переезжали в город.

Сюникское нагорье

Из долины Воротана автомобильная дорога ведет на вулканическое Сюникское нагорье, южная часть которого известна под названием Ераблурского плато. Это более или менее обширная и наиболее ровная во всем Сюнике территория. Она покрыта толстым слоем относительно молодых лавовых образований. На фоне слабоувалистого рельефа то и дело встречаются вулканические конусы из красновато-оранжевых или черных лав и шлаков. На вершине некоторых из них хорошо сохранились кратеры, на склонах – изливавшиеся из них лавовые потоки. На твердом лавовом панцире плато часто можно встретить такие "свежие" следы, казалось бы, совсем недавно прекратившегося извержения вулкана: пеплы, шлаки и даже вулканические бомбы. Левее дороги на горизонте возвышается громада потухшего вулкана Мец Ишхана-сар, достигающего высоты 3552 м над уровнем моря. Здесь очень много каменннков. В этом районе расположен самый большой из них – знаменитый Каркар (Пери Чин-гил), достигающий 10 км длины и 3 км ширины. Это огромное "каменное море" составляет одну из характерных особенностей ландшафта вулканического нагорья. Важным сельскохозяйственным массивом со сравнительно равнинным рельефом является Техское плато с коричневыми и горнокаштановыми почвами. Оно отделено от Ераблурского плато долиной реки Гориса, иногда называемой Варараки. Шоссе через Техское плато продолжается дальше на восток до Степанакерта и Евлаха на территории Азербайджаном. Небольшое правое ответвление шоссе приводит на край глубокого обрыва. Отсюда открывается удивительно живописная картина небольшой горной котловины, окруженной скалистыми грядами, увенчанными голыми утесами. С правого берега над рекой висят приземистые широколиственные деревья, образующие неширокую лесную полосу на склоне котловины. На левом же склоне виден целый лабиринт каменных пирамид и столбов – результат выветривания вулканических пород. Эти образования называют "лесом". Его изваяли вода, ветер и солнце. Причудливые, фантастические останцы "вытесаны" из туфобрекчий серого и буро-черного цветов.

Водохранилища бассейна Воротана

На реке Сисиане, притоке Воротана, к юго-востоку от районного центра раскинулось голубое зеркало одного из крупных искусственных водных бассейнов республики – Толорсского водохранилища. Меньшее по размерам, но не менее важное для каскада Шамбское водохранилище создано на самом Воротане. На отдельных участках речного русла воды стало заметно меньше, но чуть выше, на его левобережном плато появилась новая голубая лента, которая то и дело теряется в тоннелях. В трех местах, у Татевской, Шамбской и Спандарянской гидроэлектростанций, струи воды, низвергаясь с огромной высоты (например, у Татевской ГЭС с 552 м), приводят в движение уникальные по своей конструкции турбины. Дешевая электроэнергия по густой сети линий электропередач передается во все уголки района, и в первую очередь в городские поселения – промышленные центры. Больше стало пахотных земель, на которых раскинулись поля пшеницы, люцерны кукурузы. Их урожайность резко повысилась. И это благодаря оросительной воде подаваемой в поля самотечными каналам или же при помощи насосов. Кроме рек дополнительным источником орошаемой воды стали подземные озера, обнаруженные в районе Сисиана и на Ераблурском плато (на северо-востоке бассейна). Но все это еще должно быть. А ныне? В ближайшее время войдет в строй ряд деривационных каналов, тоннелей, водохранилищ, поселков. Затем наступит очередь других. После завершения сложного гидротехнического комплекса возникает вопрос промышленного освоения крупных запасов железа, магния, других рудных ископаемых, ценных источников минеральной воды.

Воротан

Среди рек Армении Воротан занимает по длине четвертое место (119 км), уступая Араксу, Ахуряну и Дебеду. В год река проносит более 700 млн. куб. м воды. Воротан берет свое начало с западных склонов Карабахского нагорья, из небольшого озера Золос. Протекая с северо-запада на юго-восток, на 119-м километре своего течения он покидает границы Армении и, соединившись с рекой Акера в Азербайджане, впадает в Араке. В пределах Армении он проделывает головокружительный спуск. С 3045 м, где расположены его верховья, он спускается до 700 м, то есть на целых 2345 м. И это на участке всего в 119 км. Таким образом, в среднем через каждый километр русло падает на целых 20 м. Благодаря такому падению русла Воротан является одной из богатых гидроэнергетическими ресурсами рек республики. На ней строится каскад гидроэлектростанций, три ступени которого будут расположены в Армении. Они с общей мощностью в 405 тыс. квт будут в состоянии производить в год около 1 млрд. 200 млн. квт-ч дешевой электроэнергии. Претворение в жизнь этой сложнейшей инженерной схемы преобразит всю экономику северного Зангезура. Кроме создания на месте прочной электроэнергетической базы будут орошены тысячи гектаров земель. Возникнут новые города, поселки, рудники. Если мысленно перенестись лет на пять-семь вперед, то можно было бы увиден, ландшафт, значительно отличный от современного… На всей территории вдоль реки от Сисиана до границы с Азербайджаном ритмично и полнокровно пульсирует единый хозяйственный организм, включающий в себя много промышленных, водохозяйственных, электроэнергетических объектов.

Дастакерт

Из Сисиана от главной автомобильной магистрали Сюника отходит дорога, ведущая в один из горнопромышленных центров Армении – поселок Дастакерт. Здесь в труднейших условиях высокогорий, на высоте около 2500 и над уровнем моря, созданы крупные шахты, карьеры, обогатительная фабрика и целый поселок. На недр Зангезурских гор добывается ценная руда, которая после соответствующей обработки, превращаясь в полуфабрикат, отправляется в металлургические центры страны для получении меди, молибдена и других металлов. И Дастакерт, и Шакигэс, и Спандарянский канал, и высоковольтные линии электропередачи, все заводы и фабрики Сисиана и Гориса показывают, что и здесь проделана немалая работа по подъему производительных сил, по индустриализации края. Почти весь Воротанский бассейн до недавнего времени был нетронутой сельскохозяйственной территорией Армении. Но в последние годы положение резко изменилось. Северный Зангезур встал в один ряд с бурно развивающимися районами республики. И основой этому служили водные и водноэнергетические запасы реки Воротана.

Долина Воротана

Долина Воротана является как бы естественной границей, отделяющей район с преобладанием складчатого рельефа Зангезурского хребта с резкими формами и остроконечными вершинами, со скалистыми склонами от вулканического ландшафта Сюникского нагорья, для которого характерны сравнительно мягкие, округлые формы с относительно пологими склонами. Долина постепенно расширяется к юго-востоку. Река Воротан здесь еще тиха, течение ее медленно и бесшумно. Шоссе отходит от реки и направляется на юго-восток, к Горису. По дороге, ответвляющейся в сторону райцентра Сиснан, с высокой скалы низвергается один из живописнейших водопадов республики – Шакийский. Водопад образуется из многочисленных источников. Его сила используется для получения электроэнергии. Здесь построена сельская Шакийская электростанция, которая обеспечивала электроэнергией Сисианский район до сооружения высоковольтной линии электропередач из Разданского каскада ГЭС. В 4 км от Шакигэс, где долина Ворота расширяется, на его пойме и террас расположено одно из старинных поселений Зангезура, районный центр, поселок городского типа Сисиан. В его северо-западной части вокруг церкви из черного туфа, дошедшей до нас из позднего средневековья, еще сохранились старинные постройки – одноэтажные жилые дома с плоскими крышами и ердикамн вместо окон. Однако облик современного Сисиана определяют не они. В его панораме доминируют уже двух – и трехэтажные дома из артикского розового туфа или местного темно-серого базальта, широкие асфальтированные улицы, молодые зеленые насаждения. Эта зелень – настоящий оазис на общем унылом фоне горной степи.

Сисианский район

Для Зангезура типично преобладание животноводства над земледелием, но в Сисианском районе это преобладание выражено еще резче. Здесь особенно много прекрасных летних пастбищ и сенокосов. Самая распространенная порода скота в бассейне Воротана – "базарчайская". Она хорошо приспособлена к местным суровым условиям и высокопродуктивна. В Воротанском бассейне чаще, чем в Вайоцдзоре, встречаются распаханные участки, к тому же они более обширны и расположены на более ровных местах. Пашни здесь также чаще всего лежат в речных долинах, так как сюда легче подать воду для орошения. Еще в глубокой древности на притоках Воротана построены нехитрые сооружения – оросительные канавы с водяными мельницами на них. Но в советские годы новое ирригационное строительство охватило и Воротанский бассейн. Накануне Великой Отечественной войны вошел в строй действующих Спандарянский канал. Он орошает значительные земельные массивы на левом берегу Воротана, между Базарчаем и районным центром Сиспан. По дороге от Базарчая до самой границы с Азербайджаном непрерывно сменяют друг друга пастбища и пашни, столь характерные для горно-степного ландшафта этой части республики. Достаточно сказать, что в Воротанском бассейне в 3 раза больше выгонов и пастбищ и в 4 раза больше посевной площади, чем в остальной части Зангезура. Основные культуры полеводства – зерновые, главным образом озимая пшеница, а также многолетние травы и табак, которые хорошо растут на горных черноземах, переходящих на дне долины в горнокаштановые почвы.

Воротанский перевал

Недалеко от северной оконечности Зангезурского хребта образована неглубокая седловина, по которой и проложена главная шоссейная дорога Сюника. Это – знаменитый Воротанский перевал, лежащий на 2344 м над уровнем моря. Он, как и вообще большинство высокогорных перевалов Армении, служит рубежом различных природных поясов. Здесь также по правой стороне перевала, в бассейне реки Воротана, заметно меняется природный ландшафт. Рельеф становится мягким, менее изрезанным. Краски смягчаются, преобладают зелено-фиолетовые тона. Долины речек, притоков Воротана, неглубоки, местами встречаются меандры. В летнюю пору во всем верхнем бассейне видны кочевья, стада скота и отары овец. Повсюду встречаются следы морозного и снежного выветривания. Чувствуется, что снега здесь бывает много, сохраняется он довольно долго. Кое-где в затененных ложбинах он держится и летом. Эти места отличаются прохладным, здоровым климатом. Первая крупная деревня Зангезура, куда входит дорога со стороны Вайоцдзора, – Базарчай. На подступах к перевалу она занимала выгодное в свое время военно-стратегическое положение. В середине прошлого века Базарчай был заселен русскими из сосланных сектантов-молокан. После Великой Отечественной войны жители деревни возвратились на родину своих предков, в Россию. Деятельность русского населения оставила глубокий след на внешнем облике селения. Типы построек во многом напоминают архитектуру жилищ средней полосы России. Широко использованы резные деревянные детали. Русские разводили крупный рогатый скот, варили сыр, сбивали масло. По сути дела еще в дореволюционное время Базарчай стал вторым центром Армении (после Лори) по швейцарскому сыроварению. Это направление животноводства является ведущим и в современном сельском хозяйстве Сисианского района.

Джемрукское водохранилище

На Арпе строится плотина. Она создаст подпор арпинских вод, и возле Джермука возникнет водохранилище. К уникальному природному букету Джермука добавится еще один цветок – высокогорное озеро. Основное назначение этого водохранилища – аккумулировать и передавать арпинские воды Севану, чтобы поддержать, не дать иссякнуть его силам, сохранить его для поколений. Мощные насосы, установленные на берегу водохранилища, будут перекачивать его воды в тоннель, расположенный на сотни метров выше его зеркала. Поступившая сюда вода устремится на северо-запад до притока Арпы – реки Элегиса. Из водохранилища на Элегисе также с помощью насосов дополнительное количество воды будет передаваться в тоннель, и таким образом около 300 млн. куб. м воды в год из Арпы будет перебрасываться в Севан. Сооружение 48-километровой трассы тоннеля (одного из крупнейших в мире), высоких плотин, водохранилищ, мощных насосных станций – это строительство больших масштабов, о котором не могли бы мечтать в досоветское время. Оно не могло бы осуществиться и в 30-х годах, в начальный период претворения в жизнь севанской проблемы. Границей Зангезура с Вайоцдзором служит водораздел между реками Воротаном и Арпой. Северная часть водораздела относится к вулканическому Карабахскому плато, а южная – к складчатому Зангезурскому хребту.

Джермук

В северо-восточной части Вайоцдзора, в верховьях реки Арпы, расположен знаменитый курорт "Джермук". …Недалеко от Азизбекова шоссейная дорога разветвляется. Одна ветвь по узкому глубокому ущелью в северо-восточном направлении ведет к Джермуку, а другая – к Зангезуру. Суровый, сухой и скалистый ландшафт по приближении к курорту смягчается. Все больше зелени, все чаще выходы искристых, прозрачных минеральных и пресных родников. И вот дорога приводит к подножию отвесной, как стена, громадной памятной скалы Коммунаров. Здесь бьет источник. Это источник-памятник в честь отважных борцов революции. Их сбросили с этой скалы дашнакские маузеристы в 1921 г. Вдоль шоссейной дороги всюду встречаются утесы фантастических очертаний, обрывы, достигающие десятков метров высоты. Выше по течению реки ущелье расширяется, образуя два довольно широких плато, на которых и расположен Джермук. Со всех сторон плато ограничено вулканическими конусами, изверженными лавами, из которых оно образовано. Склоны окружающих гор покрыты лесом. Больше всего здесь сухолюбивого низкорослого восточного дуба, но встречаются и дикие фруктовые деревья: груша, слива, яблоня. Немало здесь и диких животных. На Джермукском плато раскинулись луга. В последние годы здесь разбит лесопарк с цветниками и построен современный курортный городок. Район Джермука богат уникальными источниками, как пресными, так и минеральными, различного физико-химического состава. Самые замечательные из них термально-минеральные – аналоги знаменитых карлововарских вод Чехословакии. Температура этих вод достигает 62°; они почти полностью насыщены углекислым газом. Углекислые гидрокарбонатно-сульфатно-натриевые воды Джермука известны и используются народом в лечебных целях издревле. Красив Джермук… Леса и высокогорные альпийские луга, равнинные плато и невысокие горы с выступающими то здесь, то там "каменными морями" (чпнгпламп), живописная долина реки Арпы, где величественные скалы напоминают остатки древних замков н грандиозные пещеры. Огромное впечатление производит на посетителя живописный водопад: с семидесятиметровой высоты низвергаются в ущелье хрустальной прозрачности родниковые воды. Здесь же в ущелье действует полностью автоматизированная электрическая станция. Джермук находится в благоприятных климатических условиях. Лето прохладное, с преобладанием солнечной погоды и исключительным обилием ультрафиолетовых лучей; чистый, прозрачный воздух, отсутствие туманов, умеренная, сравнительно многоснежная, безветренная зима. Такое редкое сочетание природных условий, необходимых для лечения многих болезней и восстановления жизненных сил человека, позволило здесь, в горах Сюника, на высоте более 2000 м, далеко от центров страны, создать курорт союзного значения. Первый санаторий на 120 коек начал действовать в Джермуке накануне Великой Отечественной войны, в 1940 г. Сейчас в Джермуке уже пять санаториев, и продолжается строительство новых. Курорт "Джермук", получивший статут города районного подчинения в 1961 г., быстро благоустраивается и расширяется. Построены новые жилые, лечебные и общественные здания, проложены широкие прямые улицы. Вслед за небольшой Джермукской ГЭС вошли в строй хлебный завод, завод минеральной воды, посылающий ежегодно десятки миллионов бутылок высококачественной минеральной воды "Джермук" в самые различные районы Союза. По генеральному плану развития курорта намечается в ближайшие 10-15 лет общее количество коек увеличить в 10 раз. В соответствии с этим будет развиваться городское хозяйство, торговля, общественное питание. Вокруг курорта создается пригородное хозяйство. По счастливой случайности Джермук оказался там, где воздвигается головное сооружение стройки по переброске вод Арпы в Севан. Недалеко от курорта на реке Лечебные воды знаменитого курорта "Джермук" не уступают водам Карловых Вар.

Ехегнадзор и Азизбеков

В отличие от многих других районов ре публики в Вайоцдзоре не наблюдается сильной концентрации населения и поселений донной части котловины. Они размещаются на его территории относительно равномерно и охватывают высотные зоны от 1000 до 2300 м. Если село Арени в долине Арпи расположено на высоте 1000 м над уровнем моря, то село Котурван в верховьях реки Элегиса "вскарабкалось" в заоблачные высоты – на 2250 м. И это всего в 50 км Арени. Конечно, природные и экономические условия для развития населенных пунктов в низинной зоне более благоприятны. Именно здесь, на главной автомобильной магистрали, возникли два из трех городских поселений района – Ехегнадзор и Азизбеков. Поселок городского типа Ехегнадзор расположен на берегу реки Арпы, где перекрещиваются все основные дороги Вайоцдзора. Ехегнадзор – одно из немногих поселений в районе, окруженное зелеными насаждениями. Дома его утопают в зелени абрикосовых и персиковых садов и виноградников. Облик старого Кешпшкенда совершенно изменился. Построены красивые многоэтажные дома из розового артикского туфа; асфальтированные улицы освещены лампами дневного света. В центральной части Вайка, недалеко от Ехегнадзора, находится районный центр Азизбеков, расположенный на берегу Арпы. Этот поселок городского типа возник на месте маленького селения Сойлан как центр геологоразведочных работ. Здесь не оста лось ничего старого, всюду вполне современные здания. В Азизбекове в отличие от Ехегнадзора пока мало растительности несмотря на то что рядом, правда в глубоком ущелье, течет Арпа. Как специфику этого района необходимо отметить, что поселения расположены на притоках реки Арпы откуда и берется оросительная вода. Современная оросительная техника позволяет поднять воду из Арпы и создать вокруг Азизбекова виноградники и фруктовые сады. Ехегнадзор и Азизбеков становятся первыми очагами промышленности района имеющей пока местное значение. Здесь в основном перерабатывается сельскохозяйственное сырье – виноград, фрукты и животноводческая продукция. В районе есть рабочие кадры, что при наличии сельскохозяйственного сырья и богатых месторождений цветных и редких металлов позволит со временем создать новые рудники, заводы и фабрики. К этому следует добавить, что в Вайке существует и энергетическая база для развития промышленности. По территории района проходит одна из мощных линий электропередачи республики, связывающая гидроэлектростанции Разданского каскада с промышленными центрами Зангезура. До этого район снабжали электроэнергией местные Ехегнадзорская, Аренийская, Азатекская и Джермукская ГЭС, построенные на реке Арпе. Их суммарная мощность не превышает 2 тыс. квт, а среднегодовое производство электроэнергии – 6млн. квт-ч.

Климат и земледелие Сюника

Низменная часть котловины по почвенно-климатическим условиям является как бы продолжением Араратской долины. На каменистых склонах распространены маломощные почвы, усеянные обломками горных пород, выше – светло-каштановые. Светло-каштановые почвы благоприятны для виноградарства и садоводства. Повсюду в районе распространены так называемые неудобные земли, они составляют почти половину земельного фонда Вайоцдзора, а доля пахотных земель не превышает 14%. На самых низких местах годовое количество осадков не превышает 300 мм, причем максимум их приходится на весну. С высотой количество осадков увеличивается. Больше всего дождей и снега выпадает в вершинном поясе – до 700 и более миллиметров. На дне котловины зимой редко образуется устойчивый снежный покров. В высокогорном же поясе снег держится долго и мощность снежного покрова достигает местами двух метров. Внизу зима не холодная. Средняя температура зимних месяцев не опускается ниже -4, летом же, в июле – августе, ртутный столбик показывает в среднем 26°, а иногда поднимается до 42°. Естественно, что земли котловины нуждаются в орошении. На участках, куда удалось поднять воду, возделываются плодовые сады и виноградники. Для некоторых сел, расположенных в долине Арпы, плодоводство и виноградарство – основное занятие. На их базе возникли гетапский винный и ехегнадзорский консервный заводы. В ближайшие годы будут орошены новые участки, значительно расширятся площади этих ценных культур. Увеличится вклад Вайоцдзора в развитие плодоводства и виноградарства республики. Тем не мене главным направлением его сельского хозяйства остается животноводство. Это и понятно. Здесь обширные летние пастбища сенокосы. В животноводстве же первое место занимает овцеводство. Овцы мене требовательны к корму н больше прнспосос лены к суровым условиям среднегорий высокогорий, чем крупный рогатый скот. Ульи на окраинах деревень – обычна для Вайка картина. Благоухающие и пестрые горные луга – настоящий пчелиный рай, тем более что среди цветущих растений немало медоносов. Здешний мед очень сахарист и славится своим ароматом. В полеводстве района преобладают зерновые и многолетние травы, причем трав здесь – это не только корм для скота, но почвозащита.

Ландшафт Сюника

С высоты перевала видны горы, подпирающие ослепительно синий свод неба. За перевалом ландшафт резко меняется. На востоке громоздятся вулканические конусы Варденисского хребта, а на юге – испещренные бороздами и вымоинами, прорезанные многочисленными ущельями и каньонами, почти голые известковые хребты. Местами по долинам рек видны отвесные обрывы, вздымающиеся на десятки и сотни метров. Зелено-фиолетовый фон с вкраплениями лазурной синевы вод озер, типичный для Севанского бассейна, сменяется желто-коричневым. Это уже краски знойной долины Арпы, ландшафты Байка. При спуске в долину дорога становится крутой, чаще встречаются повороты. Немного ниже перевала расположен один из исторических памятников – Селимский караван-сарай, построенный в XIV в., – немой свидетель древности этой дороги. Вблизи в честь героев, павших в Отечественной войне, построен родник-памятник. Шоссе проложено вдоль одного из притоков Элегиса – реки Селима, протекающей по тесному ущелью. Его стены настолько круты, что здесь не встретишь ни клочка пашни. И только в окрестностях села Кара-глух появляются участки обработанной земли и террасированные склоны, используемые под виноградники и сады. Победное вторжение нового чувствуется даже в небольших горных селах, встречающихся по обеим сторонам дороги. Рядом со старыми невзрачными домами со знаменитыми ацатунами построены вполне современные дома с большими окнами, крытые железом или шифером. Вдоль дороги голые изрезанные склоны, узкие каменистые ущелья, изредка поросшие кустарником. Этим и объясняется то что само название долины Арпы и много селений оканчивается на "дзор", что означает ущелье ("Вайоцдзор", "Ахавнадзор" "Гладзор"). Что ни ущелье – своеобразная природа, свой маленький мир. На этих каменистых склонах и безлюдных вершинах иногда издали можно увидеть стада безоаровых козлов или муфлонов. Интересна долина реки Элегиса, выше села Шатин, где шумная река, прорезала себе путь в твердых вулканических породах, образовала глубокое живописное ущелье. По обе стороны долины – выходы многочисленных родников как пресных, так и минеральных, прозрачные воды которых и питают реку Элегис в засушливую летнюю пору. По склонам долины иногда встречаются лесные заросли – остатки пышных когда-то лесов. На северо-восток, выше по долине, субальпийские и альпийские пастбища, мелкие озера, каменные чингилы составляют основной фон пейзажа. В этом ущелье то и дело встречаешь древние памятники – остатки мегалитических сооружений, средневековых крепостей и монастырей. Как в долине реки Элегиса, так и повсюду в районе видны шурфы, штольни. Геологи обнаружили здесь значительные выходы полиметаллических (Газминское, Азатекское, Гюмушханское месторождения) и медно-молибденовых (Варденисское) руд. В Азатекском полиметаллическом месторождении кроме перечисленных металлов обнаружена также сурьма. На юго-запад долина Элегиса расширяется. Начинается донная часть подковообразной котловины, обращенной к Нахичеванской республики. К юго-западу же течет и Арпа, собирающая воды со всей котловины. По долине реки и проложены наиболее удобные дороги, которые связывают Вайоцдзор с другими районами Армении и Нахичеванской республики.

Общие сведения

На юго-востоке Армении, сразу за Варденисским хребтом, расположен один из самых живописных и своеобразных районов республики – Сюник, или Сюняц Ашхар. Весь облик природы района определяет вытянутое с севера на юг от берегов Севана до государственной границы СССР исполинское нагромождение складчатых гор, известных под названием Зангезурского хребта. Сюникский район – самая гористая, изрезанная часть не только Армении, но и всего Закавказья. Это обстоятельство играло далеко не последнюю роль в том, что именно в Сюнике (и в Нагорном Карабахе) долгое время после падения централизованного армянского государства вплоть до середины XVIII в. небольшие армянские княжества (меликства) смогли противостоять бесчисленным турецким и персидским ордам и сохранить фактически независимое положение. Несмотря на удивительно сложное расположение горных хребтов, глубоких ущелий и речных долин, в современном Сюннке четко выделяются два почти обособленных друг от друга района: Вайк, или Вайоцд-зор, занимающий весь бассейн Арпы в пределах Армении, и Зангезур, простирающийся на юго-восток до Мегрннского ущелья. Сюник – наиболее отдаленный и труднодоступный район республики. Железная дорога, проходящая вдоль пограничной реки Аракса, по сути дела обходит район, "задевая" лишь южную его оконечность. Труднопроходимый Мегрпнскнй хребет отгораживает железную дорогу от внутренних частей района. Железнодорожная ветка Минджеван – Кафан входит в пределы Сюника па 3-4 км. Сюник с другими районами республики и ее столицей связан шоссейными дорогами. Важнейшая из них связывает Сюник с Араратским районом и Ереваном. Она, начинаясь на Араратской равнине, входит в пределы Сюника на западе и, пересекая всю его территорию, выходит к реке Араксу на юге. Это тот транспортный стержень, который связывает между собой все жизненные центры Сюника и вместе с тем притягивает к себе все "боковые" безрельсовые дороги, дающие выход внутренним, расположенным далеко в горах районам. На востоке у города Гориса ответвляется шоссе, ведущее в Азербайджан, в Нагорно-Карабахскую автономную область. На участке Горис – Азизбеков главная дорога Сюника обеспечивает автомобильное сообщение также между Азербайджаном и входящей в ее состав Нахичеванской республики. Из Севанского бассейна в Сюник можно попасть по автомобильной дороге Мартуни – Ехегнадзор, проложенной через Айоцдзорский перевал на высоте около 2,5 км над уровнем моря, значительно выше, чем знаменитый Крестовый перевал на Большом Кавказском хребте.

Камо

Город Камо – самый крупный по числу жителей населенный пункт Севанского бассейна (более 17 тыс. человек в 1966 г.), одно из немногих поселений Армении, которое еще до революции пребывало в ранге города. После присоединения Армении к России в 1830 г. из старого Баязета (в Западной Армении) значительное число армян переселилось в Севанский бассейн и обосновалось в городе Гаваре, который потом стал называться Нор-Баязетом. В 1960 г. он переименован в город Камо по имени легендарного героя бесстрашного революционера-большевика Камо (партийный псевдоним С. А. Тер-Петросяна). Расположенный в неудобном месте, в прошлом он был одним из захолустных городов Армении. Значительная часть населения занималась торговлей. Вся промышленность была представлена одной дубильней с четырьмя рабочими. С тех пор в городе изменилось очень многое, хотя эти изменения могли оказаться более значительными. Сдерживала экономическое развитие города его оторванность от основных экономических очагов и транспортных магистралей республики, отсутствие крупных запасов ископаемых богатств (не считая минеральных источников, освоение которых началось только в последние годы), а также сравнительно медленный рост сельского хозяйства в окрестностях. Наконец, в нескольких десятках километров от Камо лежит более "удачливый" город – Севан, который, имея удобное географическое и транспортное положение, за короткое время оформился как важный транспортно-промышленный пункт Севанского бассейна. Сейчас в Камо создана значительная промышленность. Наиболее важные предприятия города – трикотажная, швейная, мебельная, ковроткацкая и обувная фабрики, сыроваренный и рыбоводный заводы, завод минеральной воды "Севан", вступивший в строй недавно. Значительным событием в жизни города было строительство второго в республике кабельного завода, вывозящего свою продукцию даже за пределы Армении. Окрестности Камо давно славятся как прекрасное дачное место. Свежий горный воздух, обилие солнечных дней, отличная родниковая и минеральная вода, близость озера (в 6-7 км) привлекают сюда многих жителей Еревана и других районов Армении. На перекрестке важных шоссейных и железной дорог, у выхода из Севанского бассейна, на берегу озера, расположился город Севан. Это главные ворота Севанского бассейна и самый молодой, быстрорастущий город всего района. Выгодное географическое положение превратило его в важный хозяйственный и транспортный центр. Город имеет развитую промышленность: завод исполнительных механизмов, выпускающий сложные механизмы автоматического управления, завод электростеклоизоляции, который из туфов, вулканических шлаков и других видов нерудного сырья изготовляет стеклянное волокно и материал из него, табачно-ферментационная фабрика, молочный завод, ковроткацкая фабрика, рыбоводный завод. На территории города располагается головное сооружение Севан-Разданской системы, которое регулирует подачу воды всем электростанциям и оросительным каналам, а также известная Севанская ГЭС, построенная под землей на глубине более 100 м. Здесь находится также гидробиологическая станция Академии наук Армении. После электрификации дороги Ереван – Севан приозерный город Севан с его пляжем, целебным высокогорным солнцем, прохладой, лодочными станциями и молодой зеленью стал ближе к ереванцам. В воскресные и праздничные летние дни тысячи и тысячи людей по шоссе и железной дороге устремляются к озеру. За очень короткий срок из ереванского пекла истомленные зноем горожане попадают высоко в горы на берега лазурного Севана. Странно видеть здесь, в стране, бедной водой, среди темных, четко очерченных голых гор гигантскую чашу, полную густо-синей влаги. Озеро простирается плоско и широко до неясной кромки дальних обрамляющих гор. Дыхание его свежо и чисто. Небо, цвет которого почти неотличим от цвета вод Севана, над озером высоко и просторно.

Севанские деревни

В 1928 г. Максим Горький, посетив Армению, писал: "К суровой земле беспорядочно и почти неотличимо от нее прижались низенькие сложенные из неотесанных камней постройки без труб, без окон… На плохих местах на голой земле прижались эти жуткие унылые деревни… Холодно и одиноко должно быть в этих жилищах суровой зимой среди лысых гор, где прячутся погасши вулканы". Внешний облик современных деревен Севанского бассейна совершенно отличен от того, что видел Горький в 20-х годах. Правда, остались селения из низеньких каменных глухостенных домиков с куполом и ердиком (небольшой отдушиной-форточкой в центре купола), с кизячными пирамидами, со всепроникающим характерным запахом высушенного кизяка. В некоторых деревнях особенно удивляет почти полное отсутствие деревьев и зелени, отчего люди кажутся суровыми, а деревни одинокими. Но таких жилищ уже мало. Они исчезают и давно уже не составляют фона в севанских деревнях, хотя кое-где мелькают одиночные купола, затерявшиеся среди новых построек. Народная архитектура создала новый тип крестьянского дома с плоской или двускатной кровлей, широкими окнами, часто с застекленной верандой. Эти каменные одноэтажные дома, обычно построенные из базальта или местного, а иногда и артикского туфа, выглядят довольно уютно. Все чаще встречаются деревни с прямыми улицами, обсаженными рядами тенистых деревьев. Особенно радуют глаз родники-памятники. Они повсюду стали неотъемлемой частью армянских деревень. В Севанском бассейне памятники любовно вытесаны из базальта самими народными мастерами и по их же замыслам. Здесь пока два города и два поселка городского типа, в которых проживает только 1/6 всего населения.

Население Севанского бассейна

В Севанском бассейне проживает более 8% всего населения Армении, но здесь сосредоточено большинство населения республики, обитающего на высоте более 1900 м над уровнем моря. Верхняя граница заселения подымается до 2300 м. Недалеко от Айоцдзорского перевала среди благоухающих альпийских лугов на этой высоте расположен населенный пункт Яных. Наиболее густо заселены юго-западные и южные берега Севана. Здесь довольно пологие склоны Гегамского, Варденисского и Восточно-Севанского хребтов, отступая от берега озера, образуют удобные для заселения и хозяйствования высокогорные степи и равнины. По долинам небольших рек и речушек снизу вверх тянутся цепочки поселений. В районах Мартуни, Камо и Басаргечара нередки большие деревни, где насчитывается от 1500 до 5000 жителей. Средняя плотность населения бассейна несколько меньше средней республиканской. Четверть всей территории Севанского бассейна занимают воды озера, но Севан не оказывает большого влияния на хозяйство района, если не считать населения, занятого в рыбоводстве и на рыбоводных и рыбоконсервных заводах. Со времени присоединения Армении к России население Севанского бассейна выросло примерно в 10 раз, и сейчас здесь проживает больше людей (более 190 тыс.), чем во всей тогдашней Восточной Армении. Еще в начале прошлого столетия бассейн был мало заселен. В конце первой трети прошлого века значительный поток армян – переселенцев из Турции обосновывается в Севанском бассейне (главным образом в районе Камо). Из России царское правительство переселяет русских сектантов (молокан, духоборов) в районы Семеловки, Севана, где и сейчас более или менее компактно, но в небольшом количестве встречается русское население. В юго-восточном углу бассейна (Басаргечарский район) попадаются группы сел с преобладанием азербайджанского населения.

Ишхан – севанская форель

Озеро Севан – единственный рыбопромысловый район республики. Особенно славится знаменитая севанская форель. Она представлена четырьмя видами: гегаркуни летний бахтак, зимний бахтак и боджак, которые различаются временем и местом нереста. Из ишхана (форели) приготовляют до десятка разнообразных блюд, но сваренный на пару и приправленный тархуном (эстрагоном) ишхан, пожалуй, самое из любленное рыбное блюдо армян. Его нежное розовато-красное мясо обладает приятным ароматом и замечательным вкусом. Свежий ишхан самолетами доставляется в Москву. Определенная часть улова севанской рыбы консервируется на месте (и Мартунинском консервном заводе) и вывозится. Ишхан принадлежит к семейству лососевых и водится только в бассейне озера Севан. Однако несколько лет назад икра севанской форели на самолетах перекочевал в Ладожское и Онежское озера, в Иссык-Куль, где эта рыба акклиматизировалась и хорошо размножается. Продолжая свое "шествие" по стране ишхан оказался в Закарпатье, но надо полагать, это не последняя его остановка. Кроме форели в озере ловится сиг, уса и храмуля (когак). Сиг – пришелец. В 20-годах в Севан самолетом были переброшены икра и личинки сига. Совершив далекое путешествие из Ладожского озера на юг, сиг хорошо прижился и быстро размножается. Одна из замечательных черт рыбного царства Севана – отсутствие здесь малоценных видов рыбы. В дореволюционное время самые большие уловы рыбы приходились на 60-е годы прошлого века. Позже они значительно упали. Лов рыбы производился кустарным способом. Караваны юрких и выносливых осликов везли ее с берегов Севана на рынки Эривани, Александрополя, Дилижана и даже Тифлиса и Гянджи. В советское время возникло плановое, научно-организованное рыболовство и рыбоводство. Созданы четыре рыбных промысла с моторным флотом (Севанский, Норадузский, Мартунинский и Цовакский), три рыбоводных завода (в Камо, Карчахпюре и городе Севане), холодильник. Страна ежегодно получает около 10 тыс. ц прекрасной севанской рыбы. Хотя уловы на Севане невелики, озеро причисляется к наиболее ценным рыбопромысловым водоемам Союза, так как имеет исключительно важное значение для форелевого хозяйства СССР. Понижение уровня Севана и его обмеление сильно сократили озерные нерестилища ишхана. Кроме того, повышается интенсивность рыбного промысла, так как спрос на ишхан все увеличивается. Создается реальная опасность уменьшения запасов этой драгоценной рыбы. Для сохранения форели необходимо было принять срочные меры. Еще в 1923 г. была основана Севанская гидробиологическая станция, которая провела подробное изучение рыбных богатств Севана. А в 1925 г. начались опыты по искусственному разведению ишхана; в дальнейшем же рыбоводные работы достигли большого размаха. Только рыбоводные заводы Карчахпюра (Мартунинский район) и Камо ежегодно собирают и инкубируют более 100 млн. икринок ишхана, сига, храмули. Кроме того, вступает в строй новый рыбоводный завод в городе Севане с экспериментальной базой и выростными прудами, который даст более 12 млн. икринок ишхана и сига в год. Начнется строительство новых искусственных прудов, а реконструкция рыбоводных заводов Камо и Карчахпюра расширит кормовые и выростные базы.

Промышленность Севанского бассейна

Промышленность Севанского бассейна возникла и развилась на базе использования местных сельскохозяйственных ресурсов. Естественно, что ее главная отрасль – пищевкусовая промышленность, на долю которой приходится более половины всей промышленной продукции бассейна. Это главным образом сыроварение, табачно-ферментационная, рыбная, консервная промышленность. Около трети продукции дает легкая промышленность, представленная ковроткацкими, швейными, текстильно-трикотажными предприятиями. В последние годы появились новые предприятия машиностроения. Доля промышленности Севанского бассейна в валовой продукции республики незначительна. Однако перспективы ее развития связываются не только с расширением отраслей пищевкусовой и легкой промышленности, но и главным образом с созданием новых отраслей по переработке местного рудного и нерудного сырья. Недра бассейна богаты полезными ископаемыми. В Басаргечарском районе развивается горнорудная промышленность, связанная с Зодским месторождением золота. На северо-восточном берегу Севана имеются мощные залежи ультраосновных пород магнезиального сырья, так называемые дуниты и серпентиниты. На их базе намечается создание керамического комбината, который будет вырабатывать огнеупоры, разную керамику, формовочные земли, магнезит (с перспективой производства металлического магния). Кроме того, обнаружены проявления хромитов, никеля, киновари. Разработка этих богатств создаст целый комплекс горнодобывающей промышленности. Из нерудного сырья имеются запасы асбеста, известняков, пемзы, гипса, базальта, туфов, которые являются хорошей основой для широкого промышленного и жилищного строительства. На месте высохшего озера Гилли и окрестных болот на Масрикской равнине остались торфяники площадью 1500, где запасы сырого торфа равны 27 млн. куб. м. Это около половины всех запасов республики. Начато промышленное освоение богатых ресурсов минеральных источников. Источники зовутся "тту джур" (кислая вода) и испокон веков использовались местным населением для лечебных целей. В городе Камо производится розлив питьевой и лечебной минеральной воды "Севан".

Экономические перспективы развития Севанского бассейна

Севанский бассейн – сельскохозяйственный край, заселенный энергичными тружениками земли, ведущими упорную борьбу с капризами природы. В то же время район, поздно и робко вступивший на путь промышленного развития, имеет большие возможности для быстрого подъема производительных сил. В дореволюционной Армении бассейн представлял собой глухой, отсталый и суровый край. Земля, принадлежавшая в основном казне, монастырям, помещикам, не могла прокормить население. Хлеба почти всегда не хватало, в рыболовстве было занято очень небольшое число жителей, промышленности вовсе не было. Люди в поисках средств существования уходили на сезонные и постоянные заработки далеко за пределы бассейна (на Араратскую равнину, в Грузию). власть вывела хозяйство района из состояния мучительного застоя на широкий путь развития. В настоящее время сельское хозяйство в экономике бассейна имеет первостепенное значение. Примерно равную долю продукции дают животноводство и растениеводство в общей стоимости продуктов, создаваемых всеми отраслями сельского хозяйства. Но Севанский бассейн прежде всего край высокогорных лугов и пастбищ, развитого молочно-мясного и мясо-шерстно-молочного животноводства. Полеводство здесь чаще всего подчинено интересам животноводства, все большее место в нем отводится производству кормов. Таким образом, животноводство становится ведущей отраслью сельского хозяйства. Тучные пастбища служат кормовой базой для животноводства не только Севанского бассейна, но и многих низинных районов республики и даже отчасти Азербайджана. В результате интенсивного и чрезмерного выпаса ухудшается состояние и падает ценность альпийских и субальпийских пастбищ и сенокосов, поэтому проводится ряд мероприятий по улучшению их качества и продуктивности. Несмотря на свое высокогорное положение, Севанский бассейн – один из важных земледельческих районов и крупный производитель зерна в республике. На его долю приходится около четверти валового сбора зерна в Армении. Выращиваемый здесь в большом количестве картофель пользуется широким спросом за пределами бассейна. Наряду с Гугарком Севанский бассейн – основной поставщик товарного картофеля на рынки республики. А обширные плантации табака – важный источник доходов колхозов. Здесь сосредоточено более четверти всех посевов табака Армении. В прибрежной поливной зоне (на высоте примерно до 2100 м) выращиваются овощи, в основном капуста, дающая здесь высокие урожаи, и свекла. Под севапским солнцем созревают морковь, огурцы, лук, вызревают даже помидоры. В последние годы на рынках Севанского бассейна и Еревана можно увидеть мартунинские и басаргечарские яблоки, которые по вкусу мало уступают известным кироваканским или дилижанским. Теперь яблони, груши, сливы, черешни выращивают не только отдельные энтузиасты-колхозники, но и колхозы.

Новое решение Севанской проблемы

При создавшихся условиях учеными было найдено новое, более рациональное решение использования вод Севана. Оно получило одобрение крупных специалистов Союза и было утверждено правительством республики. В чем заключается то новое, что внесено жизнью в севанскую проблему? Это, прежде всего то, что озеро Севан, замечательное творение природы, будет сохранено. Оно будет сохранено на 19-20 м ниже первоначального уровня. На новой отметке площадь зеркала озера будет составлять 86,5%, максимальная глубина – 80% и объем вековых запасов воды – 56% допускового периода. Прекращение понижения уровня озера и работа Севан-Разданской системы зависят от приходной и расходной части баланса воды озера, от свободного стока через реку Раздан. Важные сдвиги произойдут в элементах этого баланса, которые вызовут принципиальные изменения в работе системы. Новый водный баланс будет характеризоваться следующими величинами: приход – 1 154 млн. куб. м; расход в виде испарения и подземного стока – 984 млн. куб. м. Разница между приходной и расходной частями в 170 млн. куб. м воды будет составлять среднегодовой свободный сток через Раздан. Это количество воды далеко не достаточно ни для орошения уже освоенных земель, ни тем более для работы каскада ГЭС. Ведь старой схемой использования Севана для этих целей предусматривалось на первом этапе 1 200 млн. куб. м воды, а на втором этапе – 700 млн. куб. м. Учеными установлен тот минимум воды, который должно давать озеро Севан для орошения и для работы гидроэлектростанций каскада. Этот минимум равняется 500 млн. куб. м. Как же получить дополнительно более 300 млн. куб. м воды, не трогая вековых запасов озера, чтобы сток через реку Раздан довести до обязательного минимума? Единственный выход – увеличить приходную часть водного баланса озера Севан за счет вод смежных бассейнов. Физико-географическое положение Севана позволяет это сделать. Известно, что источники некоторых притоков реки Куры расположены в 20-30 км от озера и отделены от его бассейна неширокой гребневой частью хребтов Арегуни и Севанского. То же самое можно сказать о южном смежном бассейне Севана. В этом отношении большой интерес представляет река Арпа. Она обладает значительными свободными от использования водными запасами и расположена южнее Севанского бассейна, за Варденисскнм хребтом. Из Арпы в озеро Севан будет перебрасываться 250-300 млн. куб. м в год, как раз столько, сколько требуется для того, чтобы приостановить понижение уровня озера Севан, обеспечить минимальные потребности в воде Разданского каскада и оросительной системы. Когда через четыре-пять лет все эти мероприятия будут претворены в жизнь и Севан-Разданский ирригационно-энергетический комплекс перейдет к новому графику работы, изменится и назначение озера Севан. Если оно со своими большими водными запасами служило до сих пор основным источником производства электроэнергии для Армении, то тогда оно станет регулятором для Армянской, отчасти и Закавказской объединенной энергосистемы. Энергетическое значение Севана повысится именно тем, что перебрасываемую из Арпы воду можно будет аккумулировать в озере, чтобы затем ее выпускать в зависимости от нужд потребителей воды и электроэнергии.

Осуществление Севанской проблемы

Начало осуществления севанской проблемы можно отнести к 1937 г., когда была пущена Канакерская гидроэлектростанция. Схемой предусматривалось в течение 13 – 15 лет (до 1946-1948 гг.) завершить строительство каскада из 9 электростанций. Как бы ни были велики выявившиеся позднее просчеты, допущенные при проектировании и осуществлении Севан-Разданского ирригационно-энергетического комплекса, его роль для экономического и культурного развития Армении трудно переоценить. Он служил той основой, на которую опиралась индустриализация республики, зарождение и развитие ряда новых промышленных производств, создание городов и поселков городского типа с десятками промышленных предприятий. На базе севанской воды расширились площади под виноградные и плодовые сады в Араратской котловине. На электроэнергии Севан-Разданского каскада развивало свою экономику большинство районов республики. Что же касается Араратской котловины, то ее современная экономика, особенно промышленность, в известной мере является детищем этого комплекса. При комплексном использовании севанских вод возник ряд непредвиденных обстоятельств, которые серьезно нарушили первоначальные подсчеты. Прежде всего, в годы Великой Отечественной войны почти полностью прекратились все работы. В результате этого были сорваны первоначальные сроки завершения строительства Севан-Разданского каскада. После пуска Канакерской ГЭС только 12 лет спустя было введено в строй второе сооружение – Севанская ГЭС, а строительство всего каскада было завершено лишь только в 1962 г., то есть с опозданием на 14-16 лет. Из-за всего этого воды озера использовались крайне нерационально. Предполагалось, что, начиная с 1946-1948 гг., 1 куб. м севанской воды должен производить до 2 квт-ч электроэнергии (приводя в движение турбины всех электростанций каскада, который к этому времени должен был войти в строй). В действительности же до 1953 г. эта вода использовалась на двух электростанциях каскада и производила в 3 раза меньше электроэнергии. С 1953 по 1962 г. уровень производства составлял 3/4, и только с 1962 г. количество вырабатываемой электроэнергии достигло проектной наметки. В результате за прошедшие 25 лет выпущено уже почти 1/3 вековых запасов вод Севана, они использовались нерационально, и народное хозяйство республики недополучило значительное количество электроэнергии. Большая задержка была и в строительстве оросительной сети. Здесь также не были использованы все возможности быстрого расширения поливного земледелия на Араратской равнине. Стало очевидным, что для полного осуществления принятой ранее схемы использования озера Севан необходимо провести ряд дополнительных мероприятий. Эта необходимость вызывалась затруднениями с освоением обнажающихся грунтов дна Большого Севана, с орошением этих осушенных земель, что привело бы к сокращению стока вод в озеро. Стала явной опасность заболачивания осушаемого дна, для предотвращения которого требовалось сооружение водосборных каналов. Требовались новые мероприятия и для сохранения рыбных ресурсов озера, а также для предотвращения усиливающихся в связи с понижением уровня воды в озере эрозионных процессов на склонах хребтов Севанского бассейна. Дополнительные мероприятия на 50% увеличили бы общий объем капиталовложений, необходимый на первом этапе осуществления севанской проблемы. В то же самое время стало известно, что появилась возможность получения природного газа и электрической энергии из Азербайджана. Это существенно изменило условия развития энергетической базы в республике.

Экономическое обоснование Севанской проблемы

Многие исследования показали, что в естественных условиях 28 реками и периодически действующими водотоками в озеро за год приносится примерно 795 млн. куб. м воды. Атмосферные осадки добавляют в среднем 483 млн. куб. м. Таким образом ежегодно в озеро поступало 1 278 млн. куб.м воды. Вытекало же в виде свободного стока через Раздан всего 66 млн. куб. м в год, то есть 5% всего прихода. Примерно столько же уходило из озера в виде подземного стока. Огромное количество воды – 88% всего прихода озера – испарялось с водной поверхности Севана. Из-за отсутствия в Армении топливных ресурсов, сравнительной маловодности и засушливости ее территории использование такого количества испаряющейся бесполезно для человека воды для орошения и получения электроэнергии представляло собой заманчивую идею. На сотнях тысяч гектаров земель на Араратской равнине, если их оросить, могли бы во много раз увеличиться урожаи таких ценных плодов, как виноград, персики, абрикосы. Можно было бы увеличить площади под бахчевые, овощи. Кроме того, развивающаяся промышленность нуждалась в электроэнергии. На вопрос, каким образом можно использовать эти "испаряющиеся миллиарды", был дан ответ: сокращением площади испарения, то есть зеркала озера путем искусственного увеличения стока, понижения уровня воды. На основании подсчетов ученые остановились на варианте понижения уровня воды в озере на 50 м, то есть полного осушения Большого Севана. Это привело бы к сокращению площади зеркала озера в 7 раз. Соответственно сократилось бы испарение, и значительное количество воды дополнило бы свободный сток. Вместо 66 млн. куб. м воды в год через Раздан вытекало бы 700 млн. куб. м, то есть мощность реки увеличилась бы в 11 раз. Для такого понижения уровня озера и осушения чаши Большого Севана требовалось выпустить до 93% всех вековых запасов воды озера (54 млрд. куб. м). Севан-Разданскую схему предусматривалось осуществить в два этапа. В первом этапе (за 50 лет) должны были использоваться вековые запасы воды. Во втором этапе попуски воды за счет вековых запасов должны были прекратиться. Наступило бы равновесие в приходе и расходе воды, установился бы новый баланс озера, где постоянный ("вечный") сток воды через реку Раздан составлял бы 700 млн. куб. м в год.

Севанская проблема

История знает много примеров преобразования природы человеком, однако то, что происходит на озере Севан, достойно самого пристального изучения. В 1910 г. в Петербурге на русском языке вышла брошюра С. Е. Серьяна (Манасериана) "Испаряющиеся миллиарды и инертность русского капитала". В брошюре доказывалась техническая возможность и экономическая целесообразность использования севанских вод, этих "испаряющихся миллиардов", для орошения десятков тысяч гектаров земель в Араратской долине и выработки электроэнергии на каскаде ГЭС, который мог бы быть построен на реке Раздане. Труд этот вызвал определенный интерес в научных кругах России и общественности Армении. Но в условиях царского самодержавия эта идея не могла претвориться в жизнь. Схема использования севанских вод, получившая название Севан-Разданского (Севан-Зангинского) ирригационно-энергетического комплекса, поражала своей грандиозностью и технической новизной. Она была в центре внимания советских специалистов и привлекала внимание научной общественности за пределами Союза. Крупный советский энергетик академик Г. О. Графтио тогда писал : "Севан – это жемчужина энергетики". Нет другой хозяйственной проблемы в Армении, которая находила бы такой широкий отклик общественности. Она не потеряла свою актуальность и по сей день. Эта проблема затрагивает два важнейших вопроса – вопрос развития ее производительных сил и вопрос сохранения, умножения и рационального использования природных ресурсов. В чем же суть севанской проблемы? Почему она вот уже более трех десятилетий не перестает быть предметом споров и обсуждений не только ученых и инженеров, но и самой широкой общественности? В естественных условиях водные запасы Севана составляли 58,5 млрд. куб. м, что равно объему около 50 таких водоемов, как Угличское водохранилище. Это количество воды накопилось на дне Севанской котловины в течение не одного тысячелетня. Каковы источники современного питания озера и его водный баланс?

Ландшафты гор Севанского бассейна

Если подняться выше в горы, картина ландшафта Севанского бассейна значительно меняется. Спустившиеся по склонам Гегамского и Варденисского хребтов лавовые потоки образовали небольшие ровные площади. На них в условиях умеренно холодного климата и под влиянием лугово-степной растительности сформировались горные черноземы. Здесь сеют зерновые. Особенно типичны для склонов этих хребтов громадные базальтовые россыпи, так называемые чингилы. Эти "каменные моря" – продукт выветривания лав. Серые голые громады базальтовых россыпей выделяются на темном фоне горных склонов. В вершинной зоне на фоне голубого неба предстают перед глазами конусообразные очертания крупных потухших вулканов с изумительно четкими и правильными формами кратеров. Многие из них, наполнившись водой, превратились в высокогорные озера. Особенно живописно озеро Акна, расположенное в одном из вулканических конусов Гегамского хребта на высоте 3200 м. Вершинная зона гор, окружающих Севанский бассейн, покрыта субальпийскими и альпийскими лугами. Здесь, во впадинах, в тени скал, снег сохраняется круглый год. Животный мир Севанского бассейна разнообразен. Встречаются волк, лисица, заяц, куница, барсук, ласка, рысь. Иногда сюда проникает медведь. Летом юго-восточное побережье озера, где еще недавно были болота, изобилует пернатыми гостями. Реки и озеро Севан богаты рыбой. Среди них достойной славой пользуется севанская форель – ишхан (князь-рыба). Во многих местах из-под лавовых покровов вулканических хребтов выходят многочисленные родники с чистой прозрачной водой. Эти источники используются для орошения и водоснабжения. Среди них часто встречаются и минеральные источники. Ими особенно богат западный берег (районы Камо и Мартуни). Минеральные источники дополняют богатый комплекс курортных ресурсов и служат базой для создания здравниц. Среди достопримечательностей Севанского района особое место занимают многочисленные исторические памятники от раннепалеолитических до позднесредневековых.

Климат Севана

Климат прибрежной зоны умеренный. Своей умеренностью он в значительной степени обязан озеру Севан: оно является как бы естественным регулятором, который, аккумулируя летом тепло, в холодное время года отдает его, смягчая суровость зимы, вообще свойственную этим высотам. Благодаря этому огромная масса нагретой за лето воды не успевает охладиться и озеро редко полностью покрывается льдом. Сильные ветры также препятствуют образованию льда. И только редкие годы в конце зимы или в начале весны, если озеро израсходует накопленное тепло, в тихую погоду оно полностью покрывается льдом. Но обычно вскоре вслед за этим сильный ветер взламывает лед и носит его по всему озеру. Отличительная черта климата Севана – это его солнечность. По продолжительности солнечного сияния он приближается к Термезу и Александрии. Лето в прибрежной зоне умеренно теплое, сравнительно продолжительное (3-3,5 месяца). Средняя температура воздуха самого теплого месяца (июля или августа) достигает 16°. Максимум не превышает 32°. Средняя же температура на поверхности воды 17-19°. Таким образом, прохладные и чистые воды озера благоприятны для купания. Зима на побережье умеренно холодная, со средней температурой в январе -4, -9° (не ниже, чем в низменной зоне Арарата на высоте 800 м). Абсолютный минимум – до-41°. Всюду образуется устойчивый снежный покров. В Севанском бассейне солнечная погода господствует не только летом, но и зимой. Но в облачные дни серые громады туч, спускаясь с гор, покрывают озеро, и тогда ландшафт становится суровым, однако чаще всего ненадолго. Вскоре ветры разрывают и рассеивают тучи, и Севан вновь становится приветливым и лазурным. На озере и в его окрестностях выпадает 300-400 мм осадков. Этого мало для растительности. Поэтому леса и сады, посаженные на освободившихся донных грунтах, особенно на южном побережье, требуют полива. В частичном поливе нуждаются и зерновые культуры. На донных грунтах Севана, там, где посажены леса, организованы заказники. Это позволяет прослеживать формирование почвенно-растительного покрова на "первородных" грунтах, разрабатывать методы предохранения их от заболачивания и от смыва. Мягкий климат, красивый ландшафт, прекрасные пляжи превращают Севанский бассейн в место, удобное для отдыха и туризма. Очень недалеко то время, когда озеро станет одним из лучших курортов Закавказья. Сейчас проектируются, в частности, широкие работы по созданию на Арегунийском побережье озера детских санаториев, домов отдыха, пионерских лагерей, спортивных баз. Этот комплекс станет армянским Артеком. Район очень хорош и для зимних спортивных баз.

Природный ландшафт Севанского бассейна

Озеро состоит из двух бассейнов – Большого и Малого Севана, соединенных между собой проливом между Норатусским и Артанишским мысами шириной 8,5 км. Максимальная протяженность озера (до начала спуска вод) равнялась 75 км, наибольшая ширина – 37 км. Малый Севан – наиболее глубокая часть озера. Максимальная глубина его достигала 98,7 м. В северо-западной части озера над гладью воды на высоту в 63,5 м подымался скалистый, с отвесными берегами остров Севан площадью 0,3 кв. км. Вблизи него находился ряд мелких островов, периодически затопляемых водой. Из-за спуска части вод озера остров Севан соединился с сушей и превратился в полуостров. На острове в IX в. воздвигнут замечательный памятник армянского средневекового зодчества – монастырь, который, по свидетельству историков, был местом ссылки знати. Природный ландшафт Севанского бассейна отличается большим своеобразием. Западная и южная часть котловины, как уже было сказано, характеризуются типичными вулканическими формами рельефа. Во многих местах потоки лавы, доходя до Севана, создали очень сложные очертания западного берега, образовав множество заливов, бухт н мысов самых разнообразных очертаний. Местами склоны гор рассечены на ряд плато с общим наклоном к озеру. Так как лавы трещиноваты, атмосферные осадки быстро просачиваются вглубь, поэтому значительная часть территории лишена поверхностного стока. Это особенно относится к Гегамскому хребту. Высокие крутые скалистые склоны в северо-восточной части озера местами прямо обрывались к воде, и, естественно, у подножия на участке Арегунийского хребта до понижения уровня озера не было даже тропинки. Новая прибрежная полоса, вышедшая недавно из-под воды, состоит из песчано-глинистых и галечниковых отложении. На ней выращиваются лес, кормовые травы и т. д. На западном и юго-восточном берегу преобладают горно-каштановые почвы с ковыльными степями, местами поднимающимися до 2000 м над уровнем моря, а в остальных местах – горные черноземы, переходящие на Арегунийском берегу в горно-лесные остепненные почвы. Здесь же сохранились лесные рощицы – остатки более богатой лесной растительности. Найденные в различных частях бассейна ископаемые флора и фауна свидетельствуют, что Севанский бассейн в недавнем геологическом прошлом был покрыт густыми лесами, которые исчезли в результате усиления континентальности климата.

Озеро Севан

Большой интерес представляет загадка происхождения озера Севан, над разрешением которой, начиная с 1902 г. бились ученые. Они выдвигали различные гипотезы: некоторые считали котловину озера порождением тектонических опусканий, а другие – результатом запруживания лавами верхней части древней долины реки Раздана. Такими молодыми лавами, как известно, сложен Гегамский хребет. Его северные отроги и преградили путь древней реке. О том, что такая река на самом деле существовала, свидетельствует рельеф котловины озера. Дно его южной, более древней и более мелководной части, так называемого Большого Севана, – чуть вогнутая равнина, которую почти посредине пересекает подводная долина, идущая с юго-востока на северо-запад. Большой Севан кончается подводным порогом, соединяющим мыс Норатус с мысом Артаниш. Порог посредине перерезан долиной, которая, очевидно, продолжалась по дну Малого Севана, упираясь в северо-западный угол озера – место, где и возникла запруда. Конечно, не обошлось и без помощи крупных тектонических сбросов. Благодаря им северо-восточные и восточные берега озера приобрели большую крутизну, а Малый Севан – еще большую глубину (почти 100 м до начала спуска). Так или иначе, после формирования котловина стала наполняться талой водой ледников и мощных снежников, которые образовались в четвертичном периоде на Гегамском, Варденнсском и других хребтах, а позже и речной. Накопление вековых запасов воды шло постепенно, и, судя по некоторым признакам (остатки береговых террас), уровень озера достигал 2000 м абсолютной высоты, то есть был на 60-75 м выше, чем перед искусственным спуском. Тогда начался сток в сторону нынешней долины Раздана. В результате вал запруды был пропилен и уровень озера понизился до предпусковой отметки. И после этого, вероятно, отражая чередование климатических изменений или новых тектонических движений в котловине и в районе запруды, происходили колебания уровня озера в пределах до 10 и более метров. В один из периодов подъема, за 5-3 тыс. лет до н. э., были затоплены древнейшие человеческие поселения, могильники и другие памятники бронзового века, которые сейчас выступают вновь из-под отступившей воды (например, у села Лчашен).

Границы севанского бассейна

Хребты, окаймляющие Севанский бассейн и имеющие среднюю высоту от 2500 до 2800 м над уровнем моря, образуют гигантский треугольник. Самый высокий из хребтов – Гегамский, по гребню которого тянутся многочисленные конусы вулканов, высочайший из них – Аждаак (по-армянски – великан) – достигает 3598 м над уровнем моря. Хребет ограничивает котловину с запада. Вершины хребта в основном сложены черными и красными пористыми шлаками или же светлыми липаритами с примесью обсидиана. Типичными вулканическими формами рельефа отличается и окаймляющий котловину с юга Варденисский хребет, гребневая часть которого отступает от берега озера на 20 км. Между озером и хребтом образуется сравнительно большая Масрикская равнина, раскинувшаяся на 20 км в длину и 15 км в ширину. Участок этот в недавнем геологическом прошлом был дном озера. Северо-восточный и восточный берега озера ограничены Арегунийским и Севанским хребтами. Эти берега почти на всем протяжении высоки, круты, скалисты, и их грозные уступы вплотную подходят к озеру. Если Гегамский и Варденисский хребты богаты строительным камнем (туфы, базальты, андезито-базальты, иерлиты, кварциты), то в районе Севанского хребта находятся месторождения хромитов, ртути, золота, огнеупорных пород. На Масрикской равнине встречаются также месторождения лечебного торфа. Севанский бассейн только с северо-запада через ущелье Раздана имеет выход к Араратской долине. С другими же природными районами республики он связан только горными перевалами. Площадь водосборного бассейна Севана 4891 кв. км, а зеркало озера до начала спуска вод, в 1937г., составляло 1416 кв. км.

Растительность долин

За водоразделом идет довольно крутой спуск. Хребты, отделенные друг от друга долинами Ахума, Тавуша и Хндзорута, одеты теми же лиственными смешанными лесами, покрывающими больше половины территории района. Господствующие породы здесь также дуб и бук. Под широколиственными лесами района развиты серые лесные почвы. Лишь на юге, где местность постепенно повышается, лесная растительность исчезает, уступая место богатым субальпийским лугам. На северо-востоке горы сильно понижаются. Здесь часты поселения, и лес веками вырубался человеком, уступая место пашням и садам. На остепненных участках обильно растут бородач и другие степные травы, на размытых сухих каменистых склонах распространены ксерофильные редколесья с грабинниками и так называемой шибляковой формацией – зарослями кустарников с опадающей листвой: держидерево, шиповник, терн, таволга, жимолость, кизильник. Здесь почвы в основном каштановые. На них сеют зерновые, главным образом пшеницу; кроме того, они заняты плодовыми садами (яблони, груша, слива) и местами виноградниками. В Шамшадинском районе и в нижнем поясе Иджеванского раскинулись плантации высококачественных сортов табака ("трапезунд", "самсун"); после ферментации на местном заводе табаки отправляются на папиросные фабрики. Севанская котловина приподнята над Араратской равниной более чем на 1 км, а над долиной реки Куры – на 1,5 км.

Полезные ископаемые бассейнов рек

В бассейне Агстева и на северных низких предгорьях хребта Гугарац открыты значительные запасы некоторых полезных ископаемых. Это, прежде всего, относится к железной руде. В окрестностях Дилижана в руслах рек Головинки и Агстева из песков моется россыпное золото. Но больше распространены неметаллические ископаемые: Бентонитовые глины (Саригюхское месторождение), известняк (Иджеванское) и мраморизированный конгломерат у села Куйбышев, являющийся прекрасным облицовочным материалом. Через долину Агстева в республику поступает природный газ из Азербайджана. На северо-востоке республики особняком стоит бассейн рек Тавуша и Ахума – небольших притоков Куры. Между Тавушским районом и Агстевским бассейном полукругом тянется хребет со средней высотой 2500 м. Дорога из Иджевана через Сарумский перевал пересекает один из самых диких и неосвоенных уголков республики. На каждом шагу среди дубов, буков н грабов попадаются дикие плодовые деревья. В лесах очень много кизила, и он по качеству не уступает культурным садовым сортам. Обильно плодоносит дикая слива; ее плоды хотя и мелкие и с толстой кожицей, но не менее вкусны, чем плоды культурной сливы. Из дикой сливы население изготовляет настех, то есть кислый лаваш, который зимой употребляется в качестве приправы к различным блюдам. Много также деревьев лещины, дающих вкусные мелкие орехи, имеются некоторые сорта диких яблонь, особенно характерны груши с мелкими, но сладкими плодами – панта, которыми любят лакомиться медведи.

Агстев

Иджеван находится в том месте, где горная река Агстев выходит из ущелья и становится спокойной, но в конце весны и в начале лета Агстев выходит из берегов, часто меняя русло, иногда причиняя значительные разрушения. Во время ливневых дождей Агстев за несколько минут превращается в бурный и опасный поток. Так было, например, в 1931, 1933, 1940 гг. Поток вырывал с корнями вековые деревья, катил огромные скалы диаметром до 4-5 м. Был даже случай, когда незначительная речка, разбушевавшись, разбила и снесла железный мост. В это время в русле воды в 10 раз больше, чем в межень. Агстев не имеет крупного энергетического значения, так как сток реки неравномерен в течение года, а возможности для его урегулирования отсутствуют. На реке построены лишь маломощные гидроэлектростанции в Дилижане и Иджеване. Зато Агстев с притоками используется для орошения. Проведен ряд каналов – Хаштаракский, Узунтальский, Джогасский, которые орошают около 3500 га земель. В северной низменной и самой сухой части долины, на правом берегу Агстева, у подножия горы Достлуг (Дружба) сейчас строится водохранилище – "Бассейн дружбы". Каждую весну водохранилище будет накапливать снеговые и дождевые весенние воды реки, чтобы в течение жаркого лета оросить тысячи гектаров земель Иджеванского района Армении и соседнего Товузского района Азербайджаном.

Промышленность Иджевана

В развитии Иджевана промышленность постепенно выходит на первый план, причем выделяются отрасли, связанные с обработкой местного сырья или с использованием трудовых навыков населения, то есть ковроделие, деревообработка и пищевая промышленность. Северо-восток республики, и в частности Иджеванскнй район, издавна славился своими мастерами-ковроделами: вытканные ими ковры "карпеты", "хурджины" выделялись сочными красками и тонкостью рисунка. В Государственном историческом музее Армении экспонированы прекрасные образцы старинных иджеванскнх ковров. Не удивительно, что именно в Иджеване был построен самый крупный ковровый комбинат республики. На берегу Агстева около 6 га территории занимает гигантский корпус ткацкого и прядильного цехов с остекленным перекрытием и подсобные службы. Комбинат оснащен современным оборудованием, полученным из Германии и Польши. Проектная годовая продукция комбината – 750 тыс. кв. м ковровых изделий с маркой "Иджеван". Здесь будет занято 1,5 тыс. человек. Наличие больших лесных массивов, где преобладают породы с высококачественной древесиной, способствовало созданию леспромхозов в Иджеване, Куйбышеве и в соседнем Шамшадинском районе. На местных лесоразработках и возникли крупные деревообрабатывающие предприятия республики, в том числе в Иджеване, Севкаре и Дилижанс. Иджеванскнй деревообрабатывающий комбинат – один из крупнейших во всем Закавказье. Здесь производят более 200 тыс. кв. м паркета в год, много фанеры, мебельных деталей. Изделия комбината держат далекий путь в Москву, Петербург, Польшу, Чехию и другие города и страны. Пищевая промышленность пока что представлена сыродельным заводом, который выпускает сыр, масло, мороженое. Эта отрасль имеет хорошие перспективы для расширения. В Иджеванском районе развито плодоводство и отчасти виноградарство. Кроме того, леса здесь очень богаты дикорастущими плодовыми: грушей, яблоней, черешней, кизилом, алычой, мушмулой. А если к дикорастущим плодовым насаждениям прививать черенки культурных сортов, можно при незначительных затратах организовать лесосады промышленного значения. Все это послужило хорошей основой для создания в Иджеване консервного завода, строительство которого уже развернулось. Строится также пивоваренный завод. Предполагается постройка ряда других промышленных предприятий. Иджеван весь дышит молодостью, расцветает, хорошеет и благоустраивается. Одновременно растут и меняются люди, их быт, повышаются культурные запросы и благосостояние. Об уровне духовной жизни города можно судить по широкому участию населения в деятельности таких учреждений, как дом культуры, университет дружбы, литературная студия, музыкальная и хореографическая школы, совет новаторов и многое другое.

Иджеван

Если двигаться дальше, за одним из поворотов дороги появляется Иджеван. Здесь долина несколько расширяется и в реку справа впадает небольшой приток. С востока к городу подступают отроги Мианорских гор, а с запада – хребта Гугарац. Это горы с мягкими очертаниями, сплошь покрытые лесами. По этой долине проходил один из древних торговых путей Армении и Закавказья. На дороге торговых караванов был постоялый двор – ночевье, по-армянски иджеван. Исследования показали, что этот древний иджеван находился в 10 км к югу от современного города, на левом берегу реки Агстева, где и по сей день сохранились остатки древней бани. Климат здесь теплее и мягче, чем в Дилижане. Сильные морозы случаются редко. Снег выпадает каждый год, но устойчивый покров образуется раз в несколько лет. Лето теплое: средняя температура августа около 22°. Осадков выпадает до 550 мм в год. Иджеван – колыбель власти в Армении. В незабываемые дни ноября 1920 г. здесь был подписан декрет об установлении власти в Армении. Отсюда началось вооруженное восстание против ненавистного дашнакского правительства. В одном из домов Иджевана, где работал прославленный революционный комитет Армении, устроен историко-революционный музей. Там в отдельном ящике бережно хранится старенький телеграфный аппарат, по которому была передана телеграмма председателя ревкома Армении С. Касьяна Владимиру Ильичу Ленину об установлении в Армении власти. На скале у дороги, ведущей в Иджева высечен текст ответной телеграмм В.И. Ленина, в которой великий вождь приветствовал трудящихся Армении. У знаменитого Кривого моста через Агстев, где в 1920 г. иджеванцы встречали 11-ю Красную Армию, затем была построена гидроэлектростанция. Не узнать теперь старого Иджевана – невзрачного пристанища пыльных и медлительных караванов… На его месте вырос совершенно новый город, значительный промышленный пункт республики, центр административного района. С полным основанием Иджеван называют северо-восточными воротами республики. Через него проходит очень важная автомобильная магистраль из Еревана на Тбилиси и Баку.

Исторические памятники в районе Дилижана

В районе Дилижана много исторических памятников, которые относятся главным образом к периоду царей династии Закарянов (XII-XIII вв.). Один из самых замечательных памятников – Агарцинский монастырь. Он расположен на левом склон глубокого лесистого ущелья реки Агарцина. Туда ведет дорога, ответвляющаяся от пджеванского шоссе в 7 км от Дилижана. До монастыря остается еще километров семь, которые туристы обычно предпочитают идти пешком. Это и понятно: здешняя природа вызывает восхищение. Наконец, на живописном плато предстают памятники седой старины. Среди них выделяется монастырь Сури Аствацацин (Святая Богородица). Это высокое здание, имеющее в плане очертание креста; оно поднимается на четырех арках, без колоннады. Монастырь построен в 1071 г. Не раз, вероятно, он подвергался набегам врагов, перенес страшные удары землетрясений, уже почти 900 лет подвергается воздействиям холода и жары, дождя и снега, но стоит еще в полной сохранности. Среди агарцинских памятников любопытна трапезная, которую построил в 1248 г. архитектор Минас. По своему совершенству она занимает исключительное место среди гражданских сооружений средневековой Армении. Недавно южнее Агарцинского монастыря открыто довольно значительное железорудное месторождение. Это магнетитовый песчаник, возникший десятки миллионов лет назад; он содержит до 50% железа с наличием в руде также титана и ванадия. Это даст возможность получить магнетитовый концентрат с примесью веществ, необходимых для производства высококачественной легированной стали. Большой интерес представляет также Нор-Гетикский монастырь, или Гошаванк, находящийся к востоку от Дилижана. Дорога к нему идет через лес. Неожиданно из-за деревьев открывается вид на живописное горное озеро Парз (прозрачное). Озеро лежит в 10 км от города. В его лазурные воды смотрятся леса. По красоте Парз не уступает знаменитому озеру Рица. Отсюда тропинка спускается к Гошаванку. Гошаванк построил автор известного "Судебника" – свода древнеармянскнх законов – Мхитар Гош в 1191 г. Рядом с главной церковью есть часовня, склеп, монументальные хачкары и ряд надгробных камней, один из которых установлен на могиле Мхитара Гоша. На склоне горы в 6 км южнее Дилижана раскопаны могильники конца бронзового и начала железного веков. Это подземные камеры, сооруженные из нескольких каменных плит и перекрытые сверху такими же плитами. Внутри каждой могилы находится скелет мужчины или женщины.

Промышленность Дилижана

Дорога от Дилижана в сторону Кировакана по левому берегу Агстева идет сквозь густую зелень тесного лесистого ущелья. На четвертом километре в него впадает речка Блдан. В ущелье Блдана в дремучем лесу бьет источник ценной минеральной воды. К нему ведет дорога, ответвляющаяся от шоссе. Источник фонтанирует на самом берегу реки. Его воды окрасили прибрежную гальку в желто-ржавый цвет. По своему химическому составу источник – углекисло-щелочной со значительным содержанием железа и других элементов. Он близок к боржомской и знаменитой воде "Виши" Гран-Гриль во Франции. Тут же у источника построен завод по розливу минеральной воды "Дилижан". Завод вы пускает более 6 млн. бутылок в год. Кстати, о заводах Дилижана. Здесь из мало. В городе живет около 15 тыс. чело век, и конечно, далеко не все трудоспособное население занято в курортном хозяйстве. Определенная его часть работает на промышленных предприятиях. Кроме завода минвод здесь есть мебельная и ковроткацкая фабрики, хлебозавод, промкомбинат.

Дилижан

Дорога на высоте примерно 1500 м вступает в пределы поселка Головино, который уже находится в черте Дилижана. Территория города довольно обширная и раскинулась по лесистым ущельям бассейна Агстева при впадении в реку ее левого и правого притоков – горных речек Блдана и Головинки Основное ядро города составляют собственно Дилижан и поселок Папанино, расположенные на обоих берегах Агстева. На правом берегу сосредоточены многолюдные улицы, общественно-культурные учреждения, магазины, большая часть жилых массивов. В лесной чаще склонов лепятся коттеджи и дома отдыха. На левом же берегу креме поселка Папанино разместились санатории. Выше по течению Агстева, несколько в стороне, находятся два других поселка – Блдан и Шамахян, которые теперь также входят в черту города. Дилижан остался вдали от железной дороги. Но зато он очень удобно расположен по отношению к главным шоссейным дорогам республики. В самом городе скрещиваются три асфальтированные дороги – ереванская, кироваканская и иджеванская. Окрестности Дилижана с их лесистыми отрогами, живописными ущельями и горными потоками очень подходящи для ближних и дальних экскурсий. С юга город окаймлен Памбакскпм хребтом, с севера защищен отрогами Базумского хребта. Климат окрестностей Дилижана мягок и довольно сух, воздух чист, напоен солнцем и целебным дыханием сосны. Город заслуженно пользуется славой "курорта-чудотворца" по исцелению туберкулезных больных. Лечебный сезон в Дилижане длится круглый год. Даже в зимние дни благодаря обилию солнца, чистоте, сухости и теплоте воздуха вполне возможен прием солнечных ванн. Летом и осенью высокая дневная температура умеряется горно-долинными бризами. Здесь никогда не бывает духоты.

Севанский перевал

Верхняя часть Памбакской долины пологая котловина, заполненная плодородными наносами. Посреди равнины в плоских берегах извивается река. По внешнему виду котловина мало отличается от области Ширак, которая расположена по соседству к западу от Джаджурского перевала. Со стороны озера Севан на северо-восток республики ведет асфальтированная дорога. На Севанском перевале у села Семеновки шоссе достигает 2122 м – максимальной на этом участке высоты. Севанский (Семеновский) перевал является ярким климаторазделом. Очень часто за ним, через несколько минут езды, мы попадаем в иной мир: если в Севанском бассейне ярко сияет солнце, то здесь, над перевалом и за ним, небо заволакивают облака, иногда льет проливной дождь. С края перевала, перед спуском к Дилижану, открывается фантастический вид. Внизу клубится облачное море, то там, то здесь пронзенное вершинами гор. Это "туманное море" – явление обычное в странах, где испарения долин, ползущие вверх по склонам, сгущаются, превращаясь в непроглядные туманы. Включив фары, машины скользят вниз и сразу попадают в пучину "моря", делается сумрачно, сыро и прохладно. После недолгого спуска облачная толща кончается, пейзаж становится более приветливым, а туман уже стелется поверху в виде плотного, непроницаемого облака. С высоты перевала дорога круто спускается к долине реки Головинки. Здесь раскинулся старый лесной район. Леса густо покрывают склоны и мягкие округлые вершины гор. Еще ниже среди лесов и фруктовых садов спрятался город Дилижан.

Спитак

На высоте 1550 м, на правом и лев берегах Памбака, среди горностепного ландшафта, между двумя крупными промышленными центрами Ленинаканом и Кироваканом, возник, правда, маленький, но важный промышленный город Спитак. Здесь живет более 10 тыс. человек. Кроме "добрых" соседей (развитых промышленных городов) у Спитака есть другие причины для промышленного развития. Во-первых, город находится в единственном в республике свекловодческом районе, включающем и посевы сахарной свеклы Ширака. Затем, у него хорошее транспортное положение – на железнодорожной магистрали. Здесь же пересекают шоссейные дороги, соединяющие Спитак с Араратской равниной, Памбак-Дебедск и Агстевской долинами, а также с Ширак и Лори. Кроме того, у Спитака благоприятные условия для промышленного строительства и достаточно трудовых ресурсов. Поэтому не случайно, что здесь возникло много промышленных предприятий. Спитак – единственный центр сахарной промышленное Армении, перерабатывающий весь урожай сахарной свеклы республики. Здесь же, на сахарном заводе, из отходов сахара вырабатывается лимонная кислота. В горе работает приборостроительный завод "Кондиционер", изготавливающий кондиционеры и пассажирские лифты. Имеется так маслосыродельный завод, хлебозавод, ковроткацкая фабрика.

Дорога на Спитак

Ниже Кировакана Памбак, сразу меняя широтное направление, течет на север. Долина, суживаясь, превращается в узкую тееннну – Гайладзорское ущелье. Справа и слева к реке подступают лесистые отроги гор Базумского хребта, который рассечен течением реки. Ею пропилены недра хребта, где обнажены богатейшие месторождения граноднорнтов; здесь, у станции Памбак, добывается замечательный гранит, применяемый в строительстве. К востоку от станции Шагали, в долине, покрытой хвойным лесом, расположен дом отдыха "Лорн". К западу же от Кировакана Памбакская долина простирается почти в широтном направлении, зажатая между хребтами – Базумским с севера и Памбакским с юга. По дну долины тянется железная дорога и параллельно ей – шоссейная в направлении к Шираку и далее к Араратской равнине. До города Спитака долина постепенно поднимается. С обеих сторон реку сопровождают террасы – ступенчатые предгорья, на ровных поверхностях которых расположены поселения, посевы зерновых, сахарной свеклы и сады. Южный, Базум-ский склон вообще лишен лесов, а леса противоположного, Памбакского склона постепенно редеют к западу и совсем исчезают после Спитака. Здесь кончается и полоса садов.

Население Кировакана

Со времени переписи 1926 г. население увеличилось более чем в 7 раз. Сейчас в этом городе живет около 80 тыс. человек, а ведь в конце прошлого века здесь было только 3 тыс. жителей. Подавляющее большинство населения города – армяне, из других национальностей выделяются русские и украинцы. Приток населения извне здесь один из самых высоких среди городов республики. В этом приросте заметную часть составляют квалифицированные рабочие, мастера и техническая интеллигенция, преимущественно молодежь. С этим связано внешне малозаметное, но существенное изменение в деятельности города. Он становится важным научно-техническим центром республики. В возникновении этой новой функции города большую роль сыграла химическая промышленность. В Кировакане плодотворно работают научно-исследовательский институт "Автоматика" и самостоятельное конструкторское бюро в области технического прогресса и автоматизации предприятий химической промышленности и цветной металлургии, расположенных не только в самом Кировакане и в Армении, но далеко за их пределами. Другой проектный и научно-исследовательский институт химии занимается проектированием новых химических предприятий и разработкой технологии новых химических производств.

Другие промышленные предприятия Кировакана

На следующем месте после химии в Кировакане стоят, прежде всего, машиностроение и металлообработка, затем пищевая, текстильно-трикотажная промышленность, промышленность стройматериалов и прочие отрасли. В группу машиностроительных предприятий входят заводы: машиностроительный, прецизионных станков, "Автоматика", механический. Кироваканский машиностроительный завод, выпускающий оборудование для пищевой промышленности и торговых предприятий, сейчас получает новую специализацию – превращается в предприятие химического машиностроения. Он будет выпускать машины для переработки в основном пластмасс и стеклопластиков. Благодаря появлению многочисленных промышленных предприятий Кировакан разросся, вытягиваясь вдоль узкой долины реки Памбака.

Кироваканский завод искусственного волокна

Его огромные корпуса раскинулись на когда-то пустынном берегу реки Памбака. Это самое крупное в Советском Союзе предприятие ацетатного шелка. Исходное сырье – ацетилцеллюлозу – оно получает с ереванского завода "Поливинил-ацетат" и вырабатывает первоклассное искусственное волокно, превосходящее по некоторым своим свойствам естественный шелк. Из продукции Кироваканского завода ежегодно можно произвести десятки миллионов метров красивых шелковых тканей. Уже освоено производство пластической пряжи и крашеного (цветного) волокна. Даже половины продукции завода достаточно, чтобы полностью покрыть спрос на это сырье текстильной и трикотажной промышленности республики. Вторая половина продукции завода идет на предприятия Грузии, Азербайджана и других братских республик Союза. Кировакан стал крупным поставщиком искусственного волокна в Союзе.

Кироваканский химический завод

В республике Кировакан числится третьим городом (после Еревана и Ленинакана) по населению, размерам валовой продукции и численности персонала, занятого в промышленности. А по промышленным фондам он уступает только Еревану, его главные промышленные предприятия оснащены сложным современным оборудованием. История химической промышленности в Кировакане коротка, но насыщена событиями. Когда была пущена первая мощная гидроэлектростанция республики – Дзорагэс (1934 г.), то рядом с Кироваканом появился источник дешевой и в то время еще "свободной" электроэнергии. Это и позволило наладить в городе крупное карбидное производство. Так возник один из первенцев химической промышленности республики – Кироваканский химический завод, будущий крупный химкомбинат. Сейчас здесь организовано производство уксусной кислоты и производных, синтетического аммиака, аммиачной селитры, азотной кислоты, в которых нуждается сельское хозяйство республики и всего Заказказья. Эта "сельскохозяйственная линия" развивается дальше. На базе аммиака предусмотрено производство нового продукта – карбамида (мочевины), который применяется не только как лучшее азотное удобрение, но и широко используется в животноводстве как ценная добавка к кормам для крупного рогатого скота. Из алюминиевых отходов Ереванского кабельного завода и серной кислоты Алавердского медно-химического комбината здесь создаются замечательные кристаллы драгоценного камня – искусственного корунда. Эти красиво окрашенные разновидности искусственных рубина, сапфира, аметиста, по твердости уступая только алмазу, находят очень широкое применение в приборостроении, в частности при изготовлении часов и в производстве ювелирных изделий. Так, Арзнинский завод технических камней из кироваканских корундов изготавливает около 30 видов изделий для различных точных приборов. Представляет большой интерес цех по производству меламина – органического порошковидного соединения белого цвета. Он необходим в производстве карбамидных смол, используемых при изготовлении электроизоляционных материалов, синтетических клеев, высококачественных красок. Меламин в широких масштабах применяется в бумажной и деревообрабатывающей, химической, текстильной промышленности и во многих других отраслях. О значении этого производства можно судить по тому, что с пуском указанного цеха выработка меламина в СССР возросла в несколько раз. На комбинате работает также специальный опытный цех по изготовлению капролактама – основного сырья для производства капрона.

История Кировакана

Кировакан расположен на месте древнейших человеческих поселений. В северовосточной части города поднимается плосковершинный холм Такаворанист, на котором открыты следы энеолитического поселения (эпоха перехода от каменного к медному веку, около 3 тыс. лет до н. э.). Кроме того, на берегу реки Тандзута и в самом городе раскопаны каменные саркофаги, относящиеся к эпохе бронзы(1Х-VIIIвв. до н.э.). Благодаря замечательным природным условиям селение Караклис (так назывался Кировакан до установления власти) особенно разрослось после проведения железной дороги (в конце XIX в.) и превратилось в большой дачный поселок. В советское время он стал районным центром и городом, а в 1937 г. был переименован в Кировакан. Сейчас он город республиканского подчинения. В развитии Кировакана начиная с 30-х годов промышленные функции оказались самыми важными и определили судьбу этого небольшого в прошлом поселения, выдвинув его в ряд городов большой химии союзного значения.

Ботанический сад Кировакана

Кировакан славится как дачная местность. Окрестные леса летом оглашаются звонким шумом пионерских лагерей; со всех концов республики сюда едут отдыхать трудящиеся. В живописном ущелье реки Ванадзора на высоте 1353 м расположен санаторий "Армения". Санаторий стоит в красивом тенистом парке. Здесь выстроены бассейн для купания и аэросолярий. Украшение города – его Ботанический сад, расположенный в южной его части, в долине реки Ванадзора. Он является отделом Ереванского ботанического сада. Площадь сада – 13 га. Здесь собраны 620 видов и разновидностей деревьев и кустарников из различных стран земного шара. Зеленые кварталы сада сливаются с девственными лесами окрестностей. Парковые насаждения созданы в стиле естественных ландшафтов. Исключительно живописно сочетание лиственных и хвойных деревьев, многолетних цветочных растений – георгинов, флоксов, ирисов. Сад передает трестам озеленения городов десятки видов деревьев и кустарников и сотни сортов декоративных травянистых растений, их саженцев, семян и клубней.

Кировакан

Кировакан разглядишь не сразу: он утопает в зелени садов. Сначала из массивов зелени проступают здания восточной окраины города. Затем, будто чудом, вырастают кварталы высоких и красивых домов. Розовый артикский туф на фоне лесистых гор и ущелий, залитых солнцем, придает картине необычайную живописность. Кировакан расположен в расширении долины Памбака, па правой высокой террасе реки, на том месте, где с ней сливается правый приток Тандзут. С юга, где царит вторая вершина Памбакских гор Маймех (больше 3000 м), лес со склонов спускается прямо в городские кварталы, и его естественным продолжением становятся тенистые парки и стройные ряды раскидистых дубов, кленов, ясеней, платанов, крымских и кавказских сосен, акаций. Ландшафт северных окрестностей города отличается от остального окружения: здесь резко вздымается уступ Базумских гор, спускающихся к левому берегу реки Памбака. Их унылые безжизненные склоны покрыты скудной сухой растительностью из редких зарослей бородача в смеси с пыреем, душистой полынью и другими степными сухолюбами. Только по ущельям вдоль небольших временных потоков приютились цепкие кустарники шиповников, чичхана (облепихи), низкорослых дубков – остатки лесов, некогда покрывавших этот склон. Сейчас на этих склонах лесоводами Кироваканской опытной станции подсажены юные деревца: сосны, дубки, ясени и другие деревья и кустарники.

Армянские меха

Экспорт армянских мехов… Звучит непривычно. Однако это так. Еще в 1940 г. в Торговой палате в Петербурге были выставлены шкурки черной и серебристой лисиц из Армении. Одна из шведских фирм закупила тысячи шкурок, оповестив при этом весь мир, что армянские лисьи меха по качеству и красоте превосходят все известные до сих пор. Вскоре поступили заказы из Канады, Франции, Англии, Японии. Сейчас совхоз – высокорентабельное хозяйство. Там постоянно содержатся до 7 тыс. зверьков. В ближайшее время, вероятно, в республике будут созданы новые "фабрики" лисиц. От села Лермонтово начинается спуск к Кировакану по долине реки Тандзут. Левый, Памбакский склон одет лесами, а правый покрыт степной растительностью. Дно долины широкое, всхолмленное. Здесь растянулось настоящее "яблочное царство" – сплошные сады с разнообразными сортами яблонь, прославленные в Армении наряду с дилижанскими и горисскими. Сады тянутся до Кировакана и дальше к западу по долине реки Памбака.

Вирахайоц

На севере плоскогорья видны мягкие контуры невысокого хребта, который отделяет республику от Грузии. Это хребет Вирахайоц (или Сомхетский). Отдельные его точки достигают 2000-2500 м высоты, здесь самым удобным считается перевал Волчьи Ворота. Вершины Сомхетских гор – Док, Лалвар и Леджан – являются прекрасными летними пастбищами. Сюда пригоняют свой скот скотоводы низинных районов Армении и Грузин. Если ехать со стороны Дилижана по главной дороге, склоны Агстевского ущелья раздвигаются и начинается подъем к пологому Маргаветскому перевал у (около 1900 м). У села Лермонтове леса постепенно редеют и им на смену приходит степная и луговая растительность. Климат здесь прохладный. Понижения заболочены. В окрестностях сел Гамзачиман, Фиолетово и Лермонтове на площади в несколько тысяч гектаров имеются залежи торфа мощностью до 2,0 – 2,5 м. Интересно, что этот торф помимо обычного применения используется для лечебных целей в Кироваканском санатории и в Гамзачиманской сельской больнице. На самом перевале, в верховьях реки Агстева, расположен совхоз по разведению черно-серебристых канадских лисиц. Они прекрасно акклиматизировались и размножаются. Их красивый мех ценится очень высоко и является предметом экспорта.

Лорийская степь

Северо-западная часть Лорийской степи – равнина, причем настолько плоская, что многочисленные речки и ручьи, текущие по ней в своих мелких руслах, широко разливаются и заболачивают местность. Издали под солнцем сверкают озерки – одни изолированные, иные связанные друг с другом болотистыми протоками. Все они густо зарастают осокой, ситниками, камышом, тростником, рогозом. В засушливые годы эти пространства менее болотисты и являются хорошими сенокосами и пастбищами. Отсюда к западу, местность постепенно повышается. Вдали маячат силуэты Джавахетского хребта, заслоняющего горизонт своими облачными вершинами. Эти горы, протягиваясь меридионально, встают на пути воздушных масс, идущих с запада и востока и несущих большое количество влаги. Горы заставляют их подниматься, при этом воздух охлаждается и образует мощные облака, которые льют дожди и сыплют снег возле самых вершин. Зато на поверхности плато воды почти нет, не видно родников, не слышно журчания ручьев. В высокогорьях вода почти целиком поглощается почвой, уходит вниз по многочисленным трещинам вулканических пород. Проделав большой путь под лавами, вода выходит на поверхность у подножия хребта обильными родниками, дающими начало многочисленным речкам. Вот так же стекали когда-то, сотни и десятки тысяч лет назад, потоки огненно-, жидкой лавы, извергаемой вулканами этого хребта, заполняя неровности Ашоцкого плато на западе и Лорийского на востоке.

Лори

Лори – главный район производства швейцарских сыров, здесь находятся лучшие по всей республике пастбища и сенокосы, занимающие половину всего земельного фонда. На них пасутся самые породистые коровы в республике. Животноводство дает более половины всей продукции сельского хозяйства Лори. Несмотря на такую высокую долю пастбищ и сенокосов, здесь в большом почете и полевые корма, без которых даже в Лори невозможно интенсивное развитие животноводства. Характерно, что в Лори доля крупного рогатого скота в стаде наивысшая в республике, а колхозные фермы имеют почти вдвое больше коров, овец, свиней, птицы, чем любой другой район Армении. К западу, на левом берегу Дзорагета, находится знаменитый в республике Лорийский племенной совхоз, где организован племенной завод, а в Степанаване создано государственное племенное хозяйство. Вот уже более четырех десятков лет отсюда поставляется племенной скот для всей Армении, здесь закупают молодняк также хозяйства Грузии и Азербайджана. Лори – район не только высокопродуктивного животноводства. Он славится еще и своим картофелем. Лори дает более четверти сбора картофеля в Армении.

Лорийское плато

Спускаясь из Степанавана к реке, на крутых обрывах ее ущелья с обеих сторон можно видеть обнажения серо-синеватых базальтов. Выветриваясь, они образуют гигантские вертикальные призмы или огромные шаровидные глыбы. Этот базальтовый слой и является основой Лорийского плато. С поверхности базальт разрушается и, перемешиваясь с обильным растительным перегноем, входит в состав черноземов. Лорийский чернозем лучший в Армении: мощность его 75-90 см, содержание гумуса достигает 24%. Это очень высокий процент даже для южнорусской степной полосы. Все это пространство в настоящее время распахано. Но кое-где на межах и пустырях сохранилась степная растительность, которая раньше, по-видимому, покрывала всю равнину. Следовательно, здесь была типичная черноземная степь. Таким образом, ландшафты Лорийского плато очень напоминают южнорусские степи. Сходство это дополняется еще и тем, что здесь, как в армянских поселениях, так и отдельными деревнями, живет много потомков русских сектантов-молокан, которые издавна были искусными животноводами и земледельцами.

Степанаван

К северу от Базумского хребта раскинулась залитая солнцем Лорийская степь, окаймленная цепями зеленых гор. Центр ее – город Степанаван, куда и ведет наша дорога. Другая дорога к нему идет от станции Туманян. Не доезжая Степанавана, в км южнее села Гюлагарак, расположен санаторий "Сосняк". Окружающий его сосновый бор раскинулся на 20 га и пересечен живописным ущельем. Мягкая зима, умеренно теплое лето, небольшая влажность воздуха, аромат сосновой хвои благоприятно действуют на детский организм и укрепляют здоровье. Здесь лечатся дети в возрасте 8-14 лет с легочными заболеваниями. Степанаван – одно из старейших поселений Армении, в прошлом небольшое селение Джалалоглы. В советские годы оно было переименовано в честь выдающегося революционера и верного ленинца Степана Георгиевича Шаумяна. Сейчас в Степанаване живет около 12 тыс. человек. По сравнению с 1926 г. население выросло более чем в 2 раза. Подавляющее большинство жителей – армяне, но довольно значителен процент русских (около 12%). В этом отношении Степанаван среди городских поселений республики уступает только своему соседу Калинине, где русские составляют почти половину населения. Много в Степанаване проживает и азербайджанцев. Степанаван растет медленнее, чем другие города республики. Это единственный пока крупный городской поселок и промышленный центр на Лорийской равнине. Промышленное развитие города сдерживает относительно изолированное транспортное положение (до сих пор он еще остается в стороне от железной дороги) и отсутствие поблизости крупных запасов полезных ископаемых. Его промышленное лицо определяют отрасли, перерабатывающие сельскохозяйственное сырье: здесь делают прекрасные швейцарские и другие сыры, вывозимые далеко за пределы республики, масло, молочные продукты, картофельный крахмал, сухой кисель. Следует заметить, что по производству высококачественных сыров со Степанаваном может сравниться только Калинине, где находится самый крупный в республике сыродельный завод. В Степанаване имеется также текстильно-трикотажная промышленность, которая производит чулочно-носочные изделия, ковры, дорожки. Одна только степанаванская фабрика ежегодно производит более чем по две пары чулок и носков на каждого жителя республики. Кроме того, здесь имеется мебельная фабрика. Возникла в Степанаване и совершенно новая для него отрасль – электротехническое машиностроение, представленное заводом высокочастотного оборудования. Летом Степанаван – одно из самых популярных и привлекательных дачных мест республики: зеленый, солнечный городок. Степанаван расположен на высоком правом берегу ущелья реки Дзорагета, к которому вплотную подступают его северные окраины. С юга к городу спускаются лесистые склоны Базумских гор. Город утопает в зелени яблоневых садов и большого тенистого парка. Ограды садов, почти все палисадники и балконы домов обвиты пышной зарослью хмеля. Воздух в городе чист и прозрачен. Зима здесь снежная, но сравнительно мягкая; лето солнечное, теплое, ясное и безветренное. На противоположном, левом берегу реки находится село Лори-Берд с развалинами древней крепости – столицы средневекового Ташир-Дзорагетского царства.

Пушкинский перевал

Дорога от Кировакана до Степанавана сначала идет по ровному дну Памбакской долины, затем поднимается на левый берег реки и на десятом километре начинает подъем на Базумский хребет. Проехав мимо небольшого углекисло-железистого источника, автомашина входит в ущелье и по крутому серпантину дороги карабкается к вершине Базумских гор. Это одна из труднейших дорог на Кавказе. На ней 55 петель, и ее строительство по праву считалось большим достижением инженерного искусства. Сейчас здесь ведется строительство двухкилометрового тоннеля под Базумским хребтом, который улучшит и сократит эту дорогу. Хотя Базумский хребет не очень высок, но его склоны круты и удобных перевалов почти нет. Самый удобный – Пушкинский перевал. На перевале сооружен памятник-родник великому русскому поэту А. С. Пушкину, который в 1829 г. на пути в Эрзурум встретил здесь повозку с телом А. С. Грибоедова, убитого в Персии. Бронзовый барельеф на роднике изображает эту встречу, о которой поэт в своих путевых заметках "Путешествие в Арзрум" писал: "… Два вола, впряженные в арбу, подымались но крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. -"Откуда вы?" – спросил я их. – "Из Тегерана." – "Что вы везете?"-"Грибоеда". Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис". На такой высоте, на гребне гор, куда с обоих склонов поднимаются нагретые воздушные массы, весной и летом часты грозы. Вот как описывает очевидец один из таких случаев па Пушкинском перевале: "…На перевале мы убедились в том, как изменчива бывает погода в горах; из-за гор на безоблачное небо внезапно наползли тяжелые фестоны грозовых туч, и сетка дождя заслонила горизонт; сразу затемнело и захолодело; совсем над головой непрерывными раскатами загремел гром, и крупной дробью застучал по скалам и утесам град. Грозовая туча так же быстро ушла, как и пришла; выглянуло яркое солнце, но пейзаж стал неузнаваем: все побелело, лишь сосны оставались зелеными на этом "зимнем" фоне. Но под яркими лучами солнца белый покров стал быстро сереть, потекли ручейки, мало-помалу все приняло свой первоначальный зеленый вид". После сухих и оголенных южных обрывов особенно красивыми кажутся свежие субальпийские заросли на гребне гор и северные лесистые склоны хребта. Могучие буки и дубы образуют тенистый полог над дорогой.

Пещеры

Поднимаясь по почти отвесным стенам ущелья, путешественник над головой видит только узкую полоску неба. Но, добравшись до края бездны, он сразу оказывается на ровной, как стол, поверхности лавового потока. Она местами рассечена другими, менее значительными ущельями – каньонами дебедских притоков и разделена на отдельные плоскогорья. В склонах ущелья на различной высоте можно заметить множество пещер, которые таинственным оком смотрят вниз, храня вековые загадки давно ушедших поколений. Особо многочисленны пещеры к западу от Ахтальской крепости, напротив станции Алаверди, у села Ахпат, у Санаинского моста, ниже села Узунлар, у разъезда Кобер. Некоторые из них очень велики: существует трехзальная пещера, в которой могло бы поместиться до 3 тыс. человек. Большинство пещер в древних и средних веках использовались как жилища. Особо труднодосягаемые пещеры укреплялись каменными стенами, бойницами и превращались в неприступные крепости для защиты от врагов. Многие из них имеют свои названия – Зарниайр, Катнайр, Джроцайр, Пидоцайр (айр – пещера). В критические моменты народ в недоступных пещерах скрывал самое драгоценное, в том числе рукописные книги монастырских библиотек. Сейчас и без того трудные подступы к пещерам разрушились и добираться до них очень трудно и опасно. Тем не менее, спортсмены-скалолазы, проникнув под своды пещер, обнаружили здесь старинные рукописи и другие реликвии.

Дзорагэс

Стоит она одной ногой на реке Дзорагете (головной водосборный бассейн), другой – на левом берегу Дебеда (сама электростанция), недалеко от железнодорожной станции Колагеран, и использует падение этих двух горных рек, пропуская их воды через высоконапорный туннель, длина которого 2,5 км. Это – армянский Днепрогэс. Дзорагэс сыграл важную роль в индустриализации республики, лишенной других источников энергии. По нынешним масштабам это небольшая станция – всего 25 тыс. квт. Но во времена ее пуска она была самой крупной в республике. Ее энергия позволила развить быстрыми темпами медеплавильную промышленность в Алаверди и на отходах медеплавильной создать там же химическую промышленность. В Дебедском ущелье как бы две реки: первая была из огненно-жидкой лавы, которая текла сюда из Лорийской котловины и, заполнив древнюю долину, застыла среди ее горных склонов; вторая – это нынешняя река Дебед, которая в течение многих веков пропилила застывшую лаву и углубилась до сегодняшнего русла. Кстати, и под лавой кое-где открываются пески и галечники – верный признак того, что здесь до вулканических излияний существовала еще более древняя река.

Лорииское ущелье

Реки Дзорагет и Памбак сливаются у станции Туманян и образуют новую, более мощную реку Дебед. Врезаясь в плоскогорье, она образует глубокое ущелье с мрачными базальтовыми обрывами. Серовато-бурые столбы базальтов вертикальны, как поднятый палец. На их плоских вершинах, словно нашлепка, лежит темно-коричневый войлок почвы или щетинятся участки леса. Глыбы грозно нависают над железнодорожным полотном, и кажется, что они обрушатся и раздавят, как спичечные коробки, цепь несущихся по линиям вагонов. Но только кажется… Столбы незыблемы. С тех пор как провели железную дорогу (1895 г.), здесь не случалось катастроф; были лишь кратковременные перерывы движения из-за завалов путей медленно сползающими с пологих склонов оползнями. Хорошо организованная служба путей четко обеспечивает непрерывность и безопасность сообщения. У подножия обрывов по узкому каменистому руслу бежит и пенится вечно шумный поток. Он то гневно рокочет, то поет печально и звонко, то урчит и вздыхает, как сытый зверь. Ованес Туманян про этот своеобразный уголок родной страны писал:

То Лорииское ущелье – брови хмурые у скал.

Скалы смотрят друг на друга или в пенистый провал, Переглядываясь смотрят, ничего

не говорят. Немигающий, упорный, неподвижный

черный взгляд. А внизу, у ног, беснуясь, извивается Дэв-бед

(Из поэмы "Лореци Сако", перевод А. Готова) Зеленоватые волны горной реки ежегодно выносят из маловодной Армении свыше 1 млрд. куб. м воды. И эта масса пока вращает турбины лишь одной гидроэлектростанции – первой крупной гидроэлектростанции во всей республике, вступившей в строй в 1932 г. и самой мощной во всем Гугарке в настоящее время.

Туманян

Туманян, бывшее село Дсех, – родина великого поэта Ованеса Туманяна, который в своих произведениях.прославил родной Лори и Армению. Простыми выразительным народным языком, тонко отточенным слогом написал он свои прекрасные стихи, поэмы и рассказы. В них поэт изображал красоту девственной природы и горевал по поводу того, что ее богатства расхищаются и гибнут, рассказывал о сыновьях гор и лесов – благородных, мужественных, сильных людях, об их горькой судьбе и трагической гибели в условиях вековой отсталости, суеверии, беспросветной нужды. По мотивам поэм Туманяна написаны оперы "Ануш" (А. Тиграняном) и "Алмаст" (А. Спендиаряном), рассказ "Гикор" лег в основу одноименного кинофильма, его стихи переложены на музыку и поются как песни самого народа. На правобережном склоне долины Дебеда виден четкий рисунок улиц городского поселка Туманян. Небольшая железнодорожная ветка подходит к крупному, оснащенному современной техникой Туманянскому заводу огнеупоров. Расположенные тут же значительные запасы Дсехских (Туманянских) огнеупорных глин служат сырьем, из которого на заводе производят шамотный (огнеупорный) кирпич, фасонные огнеупорные изделия для облицовки металлургических печей и агрегатов. Сейчас это предприятие еще более расширяется за счет постройки новых цехов. Потребителем продукции завода является промышленность республик Закавказья (главным образом Рустави, Сумгаита, Алаверди и других городов), а также Северного Кавказа.

Саят-Нова

С Санаином и Ахпатом связано имя гениального поэта и певца Саят-Новы. Его мать была родом из Санаина; как полагают некоторые исследователи, здесь родился или, во всяком, случае получил свое образование юный Арутин Саят-Нова. После бурной жизни дворцового певца и музыканта, проведенной в Тбилиси, на склоне своих лет поэт был сослан и стал монахом Ахпатского монастыря (около 1775 г.). Но даже здесь, в мрачной келье, как гласит предание, поэт не переставал петь и играть на сазе – музыкальном струнном инструменте. Па строгое замечание настоятеля о недопустимости подобного занятия в святой обители Саят-Нова отвечал, что, когда его посвящали в духовный сан, струны саза были у него в кармане и, следовательно, они тоже освящены. Предание гласит также, что, узнав о нашествии орд Ага Мамед-хана на Тбилиси, уже глубокий старец Саят-Нова поспешил туда, чтобы быть вместе с народом в грозный час. Там же он погиб от рук персидских сарвазов. Южнее Алаверди над обрывом высятся дома села Туманян.

Древний мост и Санаинский монастырь

От станции Алаверди шоссейная дорога переходит на правый берег реки Дебеда по перекинутому через нее новому мосту. Но рядом с ним повис над рекой древний мост. Ему 800 лет. Это памятник старины, выдающееся инженерное сооружение средневековой Армении. Мост имеет одну арку с пролетом длиной 18 м. На обоих его концах справа и слева на камнях высечены сторожевые львы. Добравшись по дороге до края ущелья, путник видит остроконечные купола древнего Санаинского монастыря, который состоит из нескольких церквей, жаматунов – притворов, склепов-часовен. Значительный интерес представляет че-маран (академия) Магистроса – высшее духовное училище, где преподавал один из величайших армянских ученых XI в., философ и писатель Григор Магистрос. Сохранилось также здание библиотеки. В массивные стены вделаны большие ниши для хранения книг. Полуколонки покрыты тонкой резьбой сложного плетения с барельефами пресмыкающихся и птиц. Санаинский монастырь имел крупные феодальные владения, много поместий – земель, виноградников, маслобоен, мельниц.

Окрестности Алаверди

Посмотрите на окрестности города: они сильно оголены, и жалкие остатки лесов представляют безотрадную картину – многие деревья низкорослы, с искривленными стволами и ветвями, покрытыми редкими листьями. Лишенная защиты почва размывается, обнажая скальные коренные породы, окрашенные растворами различных соединений меди и других руд в зеленый, фисташковый, охрово-красновато-оранжевый цвета. Из труб медно-химического комбината в воздух выбрасывалось огромное количество вредных белых и желтых выхлопных газов отражательных печей, ватержакетов и конверторов. Обладая большой густотой, эти газы не выходили из ущелья и распространялись над городом. При пасмурной погоде газы трудно рассеивались и действовали на людей угнетающе. Не раз медно-химический комбинат реконструировался и совершенствовал свою технологию. Особенно важной оказалась последняя его реконструкция, когда был пущен новый комплекс серноколчеданового производства. Новый способ получения серной кислоты намного увеличил и удешевил производство химикатов и дал возможность организовать извлечение редких и рассеянных элементов и, что также очень важно, отчасти ликвидировал загрязнение атмосферы города. По числу населения Алаверди не относится к большим городам: в нем проживает немногим более 20 тыс. человек. Несмотря на неудобную топографию городской территории и малоблагоприятный микроклимат, градообразующее значение промышленности было настолько сильным, что по сравнению с 1926 г. население города к настоящему времени выросло более чем в 5 раз. Алаверди – многонациональный город. Вместе с армянами, составляющими большинство населения, в нем трудится много русских, азербайджанцев и людей других национальностей. В городе довольно много греков (по переписи 1959 г., 7% населения города). Это потомки анатолийских греков, которые во второй половине XVIII в. переселились на Кавказ из Турции. Некоторые из них осели в Ахтале и Шамлуге, где они сейчас составляют значительную часть населения, другие перебрались в Алаверди. Они наравне с армянами и представителями других национальностей работают на заводах и фабриках города.

Алаверди

В любом учебнике по экономической географии СССР вы встретите наименование города Алаверди, но, не побывав на месте, редко кто может представить себе, насколько своеобразен этот вечно дымящий и огнедышащий город. Он появляется перед вами внезапно в глубоком Дебедском ущелье. Город прижат к крутым склонам гор и от них спускается до железнодорожного полотна и берегов бурной реки. Но в поисках выхода из каменистых объятий теснины он ползет вдоль мало-мальски удобных для застройки площадок или карабкается вверх по склонам на просторное Санапнское плато. Этот город подобен гигантской природной лестнице, первая ступень которой покоится у дебедских волн, на высоте 750 м над уровнем моря, а последняя – на вершине горы, поднимающейся до 1400 м. Такая топография городской территории создает весьма ощутимую разницу в климате его "низинной) и "нагорной" частей. Внизу он умеренно теплый, в высоких же кварталах значительно прохладнее и влажнее. Возникают значительные трудности для коммунального хозяйства. Это становится понятным, если учесть, что градостроителям приходится преодолевать уклоны до 35°. Промышленное сердце города Алаверди составляет крупный медно-химический комбинат, объединяющий два технологически связанных между собой цикла : металлургический и химический. Металлургический цикл комбината – выплавка меди – является венцом и завершающим звеном всего сложного и длинного пути от добычи медной руды и ее переработки до получения электролитической меди. Здесь в процессе обработки медных концентратов выделяются сернистые газы, и тут начинается другой, химический цикл. Газы используются для получения серной кислоты – этого важного продукта основной химии. На комбинате производится также медный купорос. Выплавка меди и выработка химикатов – серной кислоты, медного купороса и других продуктов – представляют большой вклад города в бурно растущие промышленность и сельское хозяйство Армении и всей страны. Определяя промышленное лицо города, эти производства одновременно в течение многих лет в прошлом загрязняли его атмосферу и воды реки Дебеда.

Шамлуг и Ахпат

От Ахталы шоссейная дорога поведет нас вверх по склону массива Лалвар, где на высоте 1100-1300 м на сильно расчлененной местности расположился поселок Шамлуг – один из поставщиков медной руды Алавердскому медеплавильному заводу. Запасы руды здесь достаточно велики и содержание меди сравнительно высокое. Руда по узкоколейной рудничной железной дороге поступает на станцию Ахтала, откуда отправляется в Алаверди. После ввода в действие новой обогатительной фабрики она, превращенная в концентрат, последует к месту плавки. Мы продолжаем путь, через некоторое время справа мелькает разъезд Ахпат, известный своими историческими памятниками. Ахпатский монастырь состоит из ряда построек. Главная из них – церковь св. Ишана. Монументальное и в то же время изящное здание церкви перекрыто каменными плитами, украшенными скульптурными орнаментами. Внутренние стены расписаны фресками. Строителем церкви считается Тродат, великий архитектор построек Ани. Это один из самых выдающихся памятников средневекового армянского зодчества. Большой интерес представляет пристроенная позже библиотека, в стенах которой сделаны ниши для хранения книг. Ученые монахи старались собирать здесь все, что было написано на армянском языке. Недостающее копировалось нз экземпляров, хранящихся в других монастырях. Книги Ахпатской библиотеки в средневековой Армении считались лучшими. Много книг даровали библиотеке ученые, князья и даже цари. Но из этой богатой коллекции до нас дошло очень мало рукописей, так как монастырь неоднократно грабили завоеватели. Еще в XII в., во время сельджукских нашествий, часть книг была спрятана в пещерах. То же произошло и в 1795 г. Узнав о приближении персидского шаха Ага Мамед-хана, монахи большую часть рукописей скрыли в труднодоступных тайниках. Позже остаток рукописных книг Ахпатской библиотеки был перевезен в Ереван и составил часть богатства Матенадарана имени Месропа Маштоца.

Ахтала

Пассажиры, сходящие с поезда, направляются на автобусную станцию. Отсюда лента асфальта, окаймленная стройными кипарисами, устремляется к западу, в горы, где на высоком лесистом плато расположен живописный дом отдыха. Чистота горного воздуха, аромат окружающих густых лесов и лугов, прекрасный парк, сосновая роща, вид с высоты на долину, восхитительные уголки девственной природы привлекают сюда многих отдыхающих. Неподалеку от железнодорожной станции Ахтала сохранились памятники старины X-XII вв. – древняя крепость, монастырь. Они построены из базальта на высокой столообразной возвышенности, которая с трех сторон ограничена крутыми обрывами, а с четвертой примыкает к лесистому хребту. Крепость к тому же обнесена высокими зубчатыми стенами и башенками. В свое время она была неприступна. От памятников седой древности наш взор обращается к индустриальному поселку Ахтала. Некогда небольшое захолустное селение сейчас разрослось, оделось в туф и асфальт, благоустроилось; горняки получили новые красивые многоэтажные дома, школу, больницу, клуб, ночной санаторий. Селение стало поселком городского типа. Начинается он от железнодорожной станции, тянется вверх по рассеченной оврагами узкой долине горной речки. Основатели поселка не случайно выбрали эти места. Ведь их старое название – Серебряные рудники, хотя вряд ли древние поселенцы могли предполагать, что их наследники превратят его в столь важный центр добычи и переработки полиметаллической руды. Еще до постройки железной дороги французские концессионеры вывозили эту руду на фургонах до Батуми, а оттуда морем во Францию. В связи с увеличением разведанных запасов и ростом добычи руд на Ахтальском и соседнем Шамлугском месторождениях сейчас закапчивается строительство новой крупной объединенной (медной и полиметаллической) обогатительной фабрики в Ахтале.

Алавердский район

Этот район сложен мезозойскими отложениями. На заре новой, кайнозойской эры и их толщах возникли трещины, которые сразу же заполнились гранитоидной магмой из глубинных очагов земной коры. В недрах гор образовались рудные жилы, штоки, гнезда, прожилково-вкрапленные зоны. Известны меднорудные месторождения Алавердское, Шамлугское и ряд других, более мелких. В этих месторождениях имеются также колчеданно-полиметаллические руды. Важнейшим из них является Ахтальское полиметаллическое месторождение со значительными промышленными запасами свинцово-цинковых руд. Алавердская группа месторождений была известна и разрабатывалась еще в древнейшие времена. Во второй половине XVIII в. здесь добывали и выплавляли золото, серебро, медь. В канун первой мировой войны Алаверди уже был одним из главных районов производства меди в царской России. Но в годы гражданской войны выплавка меди прекратилась. Сейчас Алаверди занимает третье место по производству меди и Советском Союзе (после Урала и Казахстана). Здесь образовался важный промышленный узел республики. В него входят расположенные в долине Дебеда города и поселки Алаверди, Ахтала, Шамлуг, Туманян и гидроэлектростанция Дзорагэс с горнодобывающей, медеплавильной, химической промышленностью, производством огнеупоров и электроэнергии.

Алавердские леса

Стоит, выбрав тропинку, вступить в гущу алавердских лесов, проникнуть в тихие и укромные их уголки, как постепенно раскроются чудесные богатства лесного царства. Сразу можно заметить, что в этих лиственных лесах преобладают породы с ценной древесиной. Около 4/5 древесных пород составляет бук, главным образом восточный. К буку примешиваются дуб, липа, ясень, клен, довольно распространены грабинниковые леса. Из хвойных встречается сосна обыкновенная у Шагали и селения Шамут; в районе Ахталы и на берегах Дебеда разросся можжевельник. Эти леса, как и всюду в республике, имеют прежде всего водоохранное и почвозащитное значение. Но интересны леса этого района н в другом отношении: они изобилуют дикорастущими плодовыми, особенно распространены груша, яблоня, слива, лещина, грецкий орех, кизил. Местные жители издавна занимаются сбором дикорастущих плодов. Их здесь так много, что ежегодно в лесах Алавердского района можно собирать урожай плодов более 1,5 тыс. т. Зоолог-любитель или охотник найдет здесь разнообразный животный мир. Широко распространены косуля, заяц, барсук, куница, встречаются медведь и лисица, лесной кот. Из пернатых много лесных завирушек, черных синиц, характерны дрозды, дятлы, вальдшнепы.

Дорийское ущелье

За Дебедашеном подъем становится круче. Начинается знаменитое Дорийское ущелье сначала невысокие холмы, а затем лесистые горы постепенно обступают долину, которая, суживаясь, петляет вверх по многочисленным поворотам реки. Горы становятся выше, долина – глубже; в нее с обеих сторон впадают боковые ущелья притоков Дебеда. Летом в них совсем мало воды, но по грудам камней и галечников, вынесенных к устьям, видно, что здесь бывают бурные половодья. В это время бешеные горные потоки катят огромные камни, вырывают и уносят деревья. Это бывает главным образом весной, когда здесь выпадает много дождей, а в верховьях далеко в горах бурно тает снег. Мы вступаем в царство лесов. Да, в общем, в безлесной Армении есть и такие места, где с высоты примерно 750-800 м и до 1750-2000 м почти все горные склоны покрыты лесом. Исключение составляют скалы и каменистые обнажения да еще те места, где человек сам вырубал лес, чтобы расчистить землю для посевов. Здесь сразу бросаются в глаза незначительные размеры пашен. На сплошном лесистом фоне островками выделяются заботливо террасированные человеком участки или небольшие плоские кусочки возделанной земли, занятые фруктовыми садами (главным образом яблонями и грушами), виноградниками, посевами пшеницы и картофеля или плантациями табака. Но животноводство все же главная отрасль сельского хозяйства всего Алавердского района, на территории которого мы находимся. Здесь много лесов, в которых масса хорошего корма для свиней (желуди, орехи, падалица диких груш, яблонь). Высокогорья богаты пастбищами и сенокосами.

Дебедашен

Дебедашен – самое низкое место в Армении; его высота над уровнем моря всего 450 м. Климат его окрестностей мягкий, средняя температура июля 22-23 зимой сильных морозов не бывает. В январе почти бесснежно, с яркого безоблачного неба греет солнце и, хотя средняя температура около ноля, нередко в полуденные часы термометр показывает 7-9°, а иногда поднимается даже до 20°, как в летние дни в Петербурге. Климат нижнего пояса в северо-восточной части Гугарка, прилегающей к жарко Куринской равнине, еще мягче и обладает чертами субтропического. Дебедашен стоит в одном из тех низинных мест Ноемберянского района, которые обычно называют "армянскими субтропиками". Здесь вдоль правого берега Дебел тянется полоса пышно зеленеющих садов. Могучие кипарисы, густые заросли граната, хурмы и инжира, стройные ряды деревьев душистого благородного лавра, миндаля маслин и еще много других сортов и видов плодовых субтропических и южных культур выращиваются на полях опытно-экспериментальной станции, расположенной в зеленых массивах правобережья. Многие из этих культур – инжир, гранат, айва, абрикос, персик, виноград – на землях вновь созданных совхозов прекрасно плодоносят, ежегодно тысячи тонн плодов идут на переработку на Айрумский консервный завод. Случается, конечно, что некоторые субтропические культуры (особенно маслины и миндаль) в редкие суровые зимы вымерзают. И все же качество плодов высокое. На I Международной выставке плодоводства в Эрфурте фрукты знаменитого в республике совхоза "Зейтун" были признаны отличными, а совхоз награжден почетной грамотой выставки. Трудно поверить, что в этих благодатных местах спаленная зноем земля веками пустовала. Много воды протекало буквально рядом, в стремительной реке Дебеде, но воду нужно было поднять на высокий берег. Теперь это сделано. Четыре насосные станции на правом берегу непрерывно подают воду для орошения тысячи гектаров плодовых садов. Закончилось строительство новой крупной многоступенчатой насосной станции, которая поднимает воду из реки на высоту 400 м и оросит около 4000 га новых земель, главным образом под виноградники и субтропические плодовые культуры. Ноемберянский район превращается в один из важных очагов виноградарства и плодоводства республики.

Климат Гугарка

Климат Гугарка умеренный. Широтные хребты Лорн-Памбака защищают долины зимой от вторжений холодного воздуха с севера. Кроме того, холодные массы воздуха, особенно с запада, переваливая через Джавахетские горы, опускаясь, нагреваются. С другой стороны, охлажденные воздушные массы, стекая через Дебедское ущелье, долины рек Агстева, Ахума, к Куринской равнине, опять-таки нагреваются при спуске. Тепло в воздухе сохраняется также благодаря его значительной влажности. Из-за этого повсюду в Гугарке зима теплее, чем на Араратской равнине, расположенной южнее и ниже его. Гугарк получает значительное количеств атмосферных осадков (до 700-800 мм причем максимум осадков приходится на весну и начало лета. Несмотря на это в ряде котловин летом нужда в орошении велика.

История Гугарка

Гугарк известен с древнейших времен. С X по XIII в. здесь даже образовалось отдельное царство – Ташир-Дзорагетское, управляемое местными армянскими царями. Не раз попадал он под чужеземное иго. Самым продолжительным господством было персидское, длившееся до самого начала XIX в. Вместе с соседней Грузией в 1801 г. Гугарк был освобожден и на четверть века раньше остальной части Восточной Армении присоединен к России. Это послужило толчком для развития его отсталого и разрушенного длительными войнами хозяйства. Расширилась разработка медных рудников Алавердской группы, была проведена железная дорога Тифлис – Эривань, выковались кадры рабочего класса. В 1899 г. в Джалалоглы (Степанаване) под руководством Степана Шаумяна впервые в Армении был создан марксистский кружок. Позже были организованы социал-демократические группы в Санапне, Ахпате, Алавердн. Неоднократно вспыхивали стачки и восстания.

Гугарк

На северо-востоке республики, на стыке границ Армении, Грузии и Азербайджана, там, где Куринскую долину начинают теснить отроги хребтов Малого Кавказа, расположился Гугарк, или Гугарац ашхар. Прорываясь сквозь лабиринт гор, притоки реки Куры проложили несколько проходов в этот горный край. По одному из них – Дебедскому ущелью – проложена железная дорога, которая служит входом в Армянскую ССР. По этому пути поезд на электротяге из Тбилиси за час-полтора доставит вас к границам Армении. Проезжая станцию Садахло, название которой еще написано по-грузински, он на несколько минут останавливается в Дебеда-шене: на табличке уже армянская надпись. Так незаметно вы въезжаете на армянскую землю. Гугарк охватывает более 1/5 территории республики, почти всю ее северную часть, то есть нагорную Дорийскую степь, Памбак-Дебедский бассейн, бассейн реки Агстева и Тавушский район, которые являются естественным продолжением Гугарка, хотя исторически в его состав не входили. По красоте, богатству и разнообразию природы Гугарк смело может соперничать с Зангезуром. А по экономической мощи уступает только Араратской равнине. Говоря о Гугарке, прежде всего вспоминаем, что это – вся выплавка меди в Закавказье, второй после Еревана район большой химии и крупный производитель синтетического волокна, карбида кальция, серной кислоты, минеральных удобрений, огнеупоров, машин, швейцарских сыров, вся добыча полиметаллических руд республики и все производство сахара республики. В то же время Гугарк очень важный сельскохозяйственный край. Ведь на его долю приходится примерно четверть естественных кормовых угодий и поголовья крупного рогатого скота, более трети свиней, около 30% маслосыроделия и производства молока, треть плодовых садов, более трети посевов табака и около половины сбора картофеля республики.

Арагацский массив как источник воды

Арагацский массив – неиссякаемый резервуар и источник воды. На его склонах накапливаются огромные массы снега, рождаются многочисленные ручьи и речки. На привершинном плато, где выходят и застаиваются воды со склонов и вершин, возникают озера. Часть влаги, не успевающая стечь и испариться, просачивается в недра трещиноватых и пористых пород вулканического щита. В основании лав вода собирается в долинах и руслах древнего рельефа, где имеются водоупорные стоки. По этим подземным "каналам" она стекает, давая выход мощным родникам (например, Апаранские родники на восточном склоне) Даже далекие окраины горы получают свою долю от этих вод. Так, в озеро Айгерлич южной подошвы Арагаца поступает ежесекундно около 200 тыс. л прекрасной родниковой воды. В ущельях рек Манташа и Амберда, заложенных по тектонической трещине сбросу, выходит ряд минеральных источников. Они обильно выделяют углекислый газ и по своему химическому составу очень близки к кисловодскому "Нарзану". Стоит Арагац, опоясанный разными и природными поясами – от полупустынь до нагорных тундр. В каждом высотном поясе сменяются климат, почвы, растительность и вместе с ними меняется тип хозяйственного занятия населения. Склоны и подножия Арагаца заселялись человеком с самой глубокой древности Здесь люди находили благоприятные условия для жизни: зверей для охоты, камень для орудий и построек, пастбища для скота землю для возделывания, воду для питья орошения и, наконец, неприступные скальные высоты для защиты от врагов. На склонах горы, начиная от подошвы до высот 2000-2500 м, мы находим многочисленные следы деятельности наших предков, их орудия, предметы быта, памятники материальной культуры. В 1926 г. у Пемзашена был найден нижнепалеолитический наконечник, а спустя 20 лет на западном склоне Арагаца, у горы Артени (Сатани-дар), обнаружена стоянка первобытного человека.

Арагац – самая высокая гора Закавказья

На его вершине есть даже небольшие леднички. В далекую ледниковую эпоху массив был почти целиком покрыт ледяным панцирем. Многие долины носят следы древнего оледенения. Они выпаханы и сглажены ледником. В современную эпоху климат полярного типа свойствен только вершине горы. С сентября здесь выпадает снег, а в ноябре уже "разгар" зимы. Продолжительность зимы, многоснежной, жестокой а вьюжной,-6 – 7 месяцев, а в остальное время года тоже нередки морозные дни. Даже летом, в августе, температура падает до -З. В привершинной зоне абсолютный минимум достигает -40. Снег со склонов сходит в мае – июне. Летом склоны покрываются зеленым цветистым ковром, но на берегах озера Карп и выше снег начинает таять только в июле. Высокогорные альпийские луга необычайно красочны. Здесь целые долины цветов, настолько живописных, что их краски кажутся пределом яркости. Здесь встречаются лаванда и бальзамин, шалфей и альпийская ромашка, колокольчик трехгубчатый и мытник, дикий укрой, камнеломки и другие приземистые альпийские травы с прикорневыми розетками. Даже летом и в начале осени у снежных пятен цветут подснежники, которые у подножия горы встречаются только ранней весной. Все выше отступает снежный покрои, а за ним поднимаются к высокогорным яйлагам скотоводы – армяне, курды со своими стадами. Места занимают по традиции: каждое село у своего родника. Живут в палатках и питаются главным образом пищей предков (лаваш, мацу и, сыр, иногда мясо, если неосторожная овца разобьется, сорвавшись со скалы, или же ее разорвет волк), хотя в остальном быт их вполне современен – слушают радио, получают почту, газеты. Возвращаются кочевники с яйлагов с наступлением холодов, в сентябре.

Арагац

К юго-востоку от Ширака поднимается гора Арагац. Она имеет форму овального, увенчанного выпуклостью щита с окружностью около 200 км. Подошва горы на юге лежит на высоте 1000-1100 м, на западе -1400 1500 м, а на востоке и севере – 2000 2400 м. Посредине щита возвышаются расположенные кругом вершины. Самая северная и высокая из них достигает 4090 м. Остальные три главные вершины ниже первой всего на несколько десятков метров. Этот хоровод гор – остаток краев кратера большого вулкана, каким, несомненно, является Арагац. "…Арагац-один из оригинальнейших вулканов в мире. Он принадлежит к разряду так называемых полигенных вулканов, то есть таких, которые возникли не сразу, а в результате многократных и разнородных извержений. Подобно цветку, Арагац много раз "лопался", извергая в судорожных спазмах своеобразное "семя", и оно также, как и цветочные семена, разносилось вокруг по воле стихий. Извержения Арагаца не явились результатом одного исторического "периода действия", как в вулканах, имеющих строгую форму и одинокий конус. Эти "периоды действия" для Арагаца охватили огромный промежуток времени. Длительно живя и действуя, свирепый "бутон" формировал вокруг тот хаос, ту причудливую группу хребтов и рытвин, которые мы сейчас называем "Арагацем" и которые представляют, в сущности, не одну гору, а целое семейство гор, целый сад отвердевших в земной коре усилий и перемещений", – пишет Мариэтта Шагинян. С вершины Арагаца видна почти вся Армения: на севере – волны то параллельных, то пересекающихся лесистых хребтов, рассеченных долинами рек Памбака, Дзорагета, Дебеда, Агстева; с юга – солнечный простор Араратской равнины с темнеющими садами, золотыми квадратами пшеничных нолей, многочисленными городами и селами и серебристой змейкой Аракса; с юго-востока – Севан и горы Зангезура. Вершины Арагаца отвесно обрываются к кратеру, лежащему между ними в овальной долине (размером 2х1,6 км). Большую часть года кратер засыпан снегом. Лишь к концу июля – к половине августа снег сходит, оставляя снежники и фирновые поля на затененных склонах. В это время в центре котловины можно наблюдать жерло вулкана, скрытое между вертикальными скалами. Вышедшая из-под снега поверхность покрывается низкой травой, пятна зелени чередуются со щебнистыми россыпями. От основания до вершины Арагац сложен вулканическими породами (андезиты, базальты, туфы, дациты). которые, извергаясь из жерла центрального конуса и ряда боковых кратеров, напластовались одна на другую и, спускаясь рядом уступов, разлились на огромной площади. Обычный и самый удобный путь восхождения на вершину пролегает со стороны села Арагац, по долине речки Гехарот и ее левого притока.

Анипемза

В 1959 г. к западу от города Артика в туфовом карьере обнаружили овальные камни, по цвету отличающиеся от местной породы. Они имели коническую форму и наподобие огромных пробок закрывали выдолбленные в туфе шахты. Под шахтами находились камеры, имеющие кубическую форму (около 1,2-1,5 куб. м). Оказалось, что это древнейшие гробницы. В них обнаружили человеческие скелеты и керамические изделия с искусным орнаментом, бронзовые орудия. Таких могил здесь раскопано больше 130. Найденные и могильниках предметы были изготовлены в XIII-XII и XI вв. до н. э.; это свидетельство высокоразвитой культуры Древних обитателей западных склонов Арагаца. Недалеко от реки Ахуряна расположен поселок Анипемза – один из крупнейших в республике центров производства стройматериалов. Здесь, к северу от поселка (у станции Ани), находится главное месторождение пемзы. Пемза здесь высокого качества и однородного состава, ее применяют в промышленности как шлифовочный материал, в качестве добавки к гидравлическому цементу, из нее делают различные блоки. Пемза – отличное сырье для производства пемзоблоков, легких бетонов, тепло – и звукоизоляционных материалов. Выпускаются также панели, строительные детали и части домов. Добыча пемзы на этом месторождении ближайшее время будет доведена до 1 млн куб. м в год. Поблизости от Анипемзы находятся развалины одного из знаменитейших памятников древней Армении – Ереруйкского храма. Все стены храма, возведенные из местного туфа в IV в., уцелели. Это базилика – прямоугольное здание с двумя рядами колонн внутри. Ереруйкский храм поражает изысканностью пропорций, высокой культурой строительства, глубин воплощенного в нем архитектурного замысла. Стиль Ереруйкской базилики повлиял позднейшие постройки V-VII вв. и Армении перешел даже в страны христианского Средиземноморья.

Артик

Ветка железной дороги из Ленинакана ведет в Артик. Это город "с иголочки" – весь новый и весь розовый. Артик стоит на туфолавовом покрове. Под ним и вокруг него под слоем чернозема лежит сплошное туфовое царство. Запасы этого ценного камня достигают здесь около 400 млн. куб. м. Артикское месторождение по запасам и качеству туфа и пемзы занимает одно из ведущих мест в республике. Туфы здесь бывают разных цветов и оттенков – от черного до оранжевого и светло-желтого. Но особенно высоко ценится фиолетово-розовый туф, наиболее распространенный в районе. К юго-западу от Артика, у поселка Пемзашен, на поверхность выходят пласты пемзы – губчатой, очень легкой породы, также вулканического происхождения. Ее цвет белый, серый и желтоватый. На этом месторождении слой пемзы достигает 8 – 10 м толщины. Важнейшая отрасль производства для Артика и Пемзашена – добыча туфа, шлака, пемзы, базальта. Эксплуатация в карьерах ведется при помощи новейшей техники. Ежегодно добывается сотни тысяч куб. м туфа н пемзы. В Артике наряду с крупной добывающей промышленностью развивается также и обрабатывающая. Вступил в строй завод вакуумных печей, работают ковроткацкая и трикотажная фабрики. Археологические материалы, собранные за последние годы, свидетельствуют, что Артик – один из древнейших населенных пунктов Армении.

Наука и культура в Ленинакане

Отдел горного плодоводства и виноградарства не единственный очаг науки в Ленинакане. Плодотворно трудятся ученые Института геофизики и инженерной сейсмологии Академии наук Армении, филиала Армгоспроекта – Ленинаканская архитектурная мастерская, самостоятельное конструкторское бюро приборостроения, научно-исследовательская лаборатория Ленинаканского текстильного комбината. Одним только коллективом самостоятельного конструкторского бюро Ленинакана запроектированы и изготовлены приборы, которые используются более чем на 120 заводах, фабриках и в научно-исследовательских институтах Союза. Кадры высшей и средней квалификации для самых различных отраслей народного хозяйства, в том числе молодую техническую интеллигенцию, готовят филиалы Ереванского политехнического института, Ленинаканский педагогический институт имени Иалбандяна, а также средние специальные и общеобразовательные школы, общее число которых достигает 60. Интересно и оживленно протекает театральная жизнь города. Коллектив Ленинаканского театра драмы, основанного в 1865 г., известен в Армении как один из лучших. Во время "Шекспировских дней" блестящей постановкой "Двенадцатой ночи" он опередил столичный театр драмы. Кроме него широко открывают двери перед ленинаканцами также Дворец культуры текстильного комбината, кукольный театр, Ленинаканское отделение Армфилармонии и полтора десятка клубов.

Озеленение Ленинакана

В старом Александрополе было очень мало древесных насаждений, кое-где поникшие от зноя одиночные деревья стояли во дворах частных домов. Сейчас Ленинакан превращается в зеленый город. В западной части зеленеет лесной массив, в котором наряду с декоративными растут фруктовые деревья. А всего в городе более 200 га зеленых насаждений. Знаменательно, что в Ленинакане организован отдел горного плодоводства и виноградарства Институт виноградареводства, виноделия и плодоводства Армении. Его работы имеют большое народнохозяйственное значение. Отдел призван научно обосновать развитие плодоводства в высокогорной зоне Армении, отобрать и вывести холодостойкие сорта плодовых. Здесь, в нагорной степи с довольно холодным климатом, ленинаканским селекционерам удалось вывести и районировать по высокогорью республики около 80 сортов. Многое уже внедрено в производство, для колхозов и совхозов республики отпущено более 650 тыс. черенков плодовых деревьев, около 100 тыс. саженцев и более 1 млн. кустов и корней рассады. В садах института в изобилии произрастают смородина, крыжовник, китайская вишня, алыча, сливы, яблони, груши. Плоды грушевого дерева "ленинаканская поздняя" весят по 300 г и более каждый и могут быть сохранены до января, а отдельных сортов яблонь даже до июня следующего года. Выведенные ленинаканскими селекционерами сорта плодоягодных культур успешно выдержали экзамен также в Тамбовской, Воронежской областях, в Мичуринске, на Алтае.

Архитектура Ленинакана

О старом Гюмри ленинаканцы говорят, что он выглядел деревней среди городов и городом среди деревень. Тогда лучшими строениями в городе были церкви. Сейчас Ленинакан с полным основанием называют украшением Ширака. Раскинулся он на широкой равнине левобережья реки Ахуряна, от которой отделен двумя рядами невысоких столовых возвышенностей. Между ними протягивается долина Черкезидзор с протекающей по ней речкой – излюбленное место горожан, превращенное в городской парк. Город весь в новостройках, он шагает в степь, расширяясь на север и северо-запад, застраивается и с каждым годом все хорошеет. Благоустраивается он и в центре, и на окраинах. Это замечаешь и на двух магистралях, ведущих в город, – Тбилисском и Ереванском шоссе, и на прямых и широких улицах Ленина, Калинина, Абовяна, Горького. Они застроены многоэтажными зданиями из туфа, одеты в асфальт, зелень и цветы, по ним курсируют комфортабельные троллейбусы и автобусы. Город хорошо освещен люминесцентными лампами на изящных опорах. На центральной площади города внимание привлекает оригинальный бассейн с уступчатым каскадом. В центре водной части каждого уступа – фонтаны. Подобно серебристым коронам все шесть фонтанов выбрасывают переливающиеся под лучами солнца жемчужные струп. К ним навстречу с края бассейна устремляются дугообразные водные струн других фонтанов. В Ленинакане несколько хорошо оформленных площадей, в том числе площадь Ленина со статуей вождя в центре и красивыми новостройками вокруг из розового туфа. Посмотрим одну из новых окраин рода – ленинаканские Черемушки, территория когда-то была за городом, простирались огороды, пустыри. Сейчас на этом месте стоит совершенно новый поселок, говорят, это "маленький город в большом городе". В нем уже в и обширная площадь, с четырех-, пятиэтажными зданиями из розового туфа. Здесь тянется просторная улица Октемберян. Возвышается здание широкоэкранного кинотеатра на 600 м В новых благоустроенных домах проживают "самые молодые" ленинаканцы – армяне, недавно вернувшиеся на Родину из далекого Кипра, из Египта и Ирана. Пример этого поселка – Антараван, что означает "лесной". Не случайно в новой части города ленинаканцы дали такое название. Они не только строят новые города, но переделывают и обогащают природу.

Вклад в культуру жителей Ленинакана

Из Александрополя – Ленинакана вышла целая плеяда талантливых поэтов, писателей, композиторов, художников и ученых. В 1875 г. здесь родился один из классиков армянской литературы, Аветик Исаакян. О нем А. Блок писал: "…поэт Исаакян первоклассный, может быть, такого свежего и непосредственного таланта теперь во всей Европе нет". Исаакян воспевал свой родной Ширак, величавый Арагац, увенчанный алмазной короной, изумрудную долину Манташ, но чаще всего его страстная лира восставала против несправедливости мира эксплуататоров, где неутомимый труженик земли "голый камень грызет, взирая на хлеб!". Вершиной творчества Исаакяна является замечательная поэма "Абул-Ала-Маари", которая принесла поэту мировую славу и была переведена на многие языки. В ней поэт бичует старое общество, его порядки, его звериную мораль:

Общество – обруч, сжимающий дух! Ужасающий бич, свистящий под смех…

Ах! Что законы? Самими людьми в руки сильных дается отточенный меч, чтобы сильных хранить, чтобы слабых убить, чтобы головы бедным безжалостно сечь.

(Перевод В. Брюсова)

Находясь за границей, Исаакян восторженно принял весть об установлении власти в Армении; он поспешил вернуться на Родину, чтобы петь о счастье своего народа и вдохновлять его на строительство новой жизни. Умер Аветик Исаакян в 1959 г. Из Ленинакана вышли и другие деятели культуры: среди них поэт, любимец молодежи Армении, самобытный талант Ованес Шираз; композитор Армен Тигранян, создатель национальных армянских опер "Ануш" и "Давид Бек"; народный композитор Армении Никогайос Тигранян, один из зачинателей армянской фортепьянной музыки; удивительный мастер пения Зара Долуханова, получившая Ленинскую премию 1966 г.; известный скульптор-монументалист Сергей Меркуров; советский физиолог X. С. Коштоянц. Во всей Армении знают лениваканцев как мастеров острот и веселых прибауток. Подчас в самых неожиданных формах проявляется это развитое чувство тонкого юмора.

Население Ленинакана

После Октября население Ленинакана увеличилось примерно в 3 раза и сейчас составляет около 130 тыс. человек. Но здесь гораздо меньше "пришлых" людей, чем, скажем, в Кировакане и особенно в Ереване. Возможно, этим объясняется устойчивость некоторых традиций и привычек горожан. Легко заметить, что у ленинаканцев особая, подчеркнутая гордость и чувство достоинства, когда они говорят прошлом или настоящем своего города. Старый Александрополь выделялся среди других городов Армении как "беспокойный". Железнодорожники, рабочие городских предприятий и воины александропольского гарнизона поддерживали митингами, стачками и вооруженным восстанием борьбу русского пролетариата против царского самодержавия, а позже выступали и против контрреволюционных дашнаков. Памятен для Александрополя день 9 октября 1917 г., когда пламенный большевик Степан Шаумян выступал сначала в народном доме, а затем на многотысячном митинге александропольского гарнизона. Позже он писал в "Правде", что "20-тысячный гарнизон города является полностью большевистским". С гордостью вспоминают ленинаканцы об участии трудящихся Александрополя в вооруженном майском восстании против дашнакских авантюристов. В один из майских дней 1920 г. революционные массы завладели городом и провозгласили там Советскую власть. Трудящиеся всей Армении чтят бессмертную память своих замечательных сыновей, руководителей этого вооруженного выступления, славных революционером Б. Гарибджаняна, С. Мусаэляна, Е. Севяна, П. Панина и других, расстрелянных после подавления восстания врагами революции.

Промышленность Ленинакана

Еще недавно о Ленинакане говорили как о городе текстильщиков. Это справедливо и сейчас, но это не исчерпывает его промышленной характеристики. Вот уже несколько лет, как в промышленности города произошли серьезные качественные изменения. Молодые отрасли машиностроения (электротехническая, приборостроительная и станкостроительная) заняли почетное место среди старых, но довольно развитых отраслей промышленности города. Однако по валовой продукции по-прежнему текстильная промышленность главенствует, оставляя на втором месте пищевую промышленность и на третьем – машиностроение. В Ленипакане развит ряд уникальных в республике производств – кузнечно-прессового оборудования, оригинальных камнеобрабатывающих станков. Очень многое из того большого списка, что производит машиностроение города, с ленинаканской маркой отправляется во многие экономические районы Союза и в разные зарубежные страны. А всего в городе около 50 промышленных предприятий, которые выпускают более 600 видов разной продукции. Около десятка современных предприятий образуют машиностроительную промышленность Ленинакана. В основном это неметаллоемкие, но трудоемкие производства, требующие, прежде всего, квалифицированной рабочей силы и инженерно-технического персонала. В машиностроении выделяется группа заводов, производящих электротехническое оборудование. Среди них крупный электротехнический завод, выпускающий трансформаторы, оборудование для сетей высокого напряжения. Сейчас он расширяется, с тем, чтобы увеличить свою производственную мощность почти в 10 раз. Станкостроение – новая для Ленинакана отрасль. Оно представлено предприятиями с современным техническим оснащением. Важнейший вид его продукции – кузнечно-прессовые станки разной мощности отправляются главным образом в социалистические страны. Эти станки на Выставке достижений народного хозяйства СССР получили золотую медаль. Широкий размах строительства в республике и исключительное богатство Ширака строительным камнем привели к созданию в Ленинакане завода "Строммашина", выпускающего различные камнеобрабатывающие станки. Сначала он делал станки, заменяющие изнурительный и малопроизводительный труд каменотеса. Они производили механическую шлифовку лицевой стороны туфового камня. Затем завод увеличил ассортимент изделий и стал выпускать более сложные камнережущие и камнеобрабатывающие станки. К числу крупных предприятий города относятся также завод шлифовальных станков и Ленинаканский завод бытовых холодильников (бывший велосипедный завод). Ленинакан представляет собой главный центр текстильно-трикотажной промышленности Армении. Здесь выделяется самый крупный в республике и один из крупнейших в Закавказье текстильный комбинат, кроме него еще три фабрики – прядильная, чулочная и трикотажная. Сейчас в Ленинаканском текстильном комбинате более 76 тыс. веретен и около 2300 современных автоматических ткацких станков. И это не все – здесь рядом с комбинатом строится еще одна крупная прядильная фабрика, на которой будет работать 66 тыс. веретен. В пищевой промышленности города особо выделяется мясокомбинат – один из крупнейших в республике. Постройка комбината в Ленинакане связана не только с наличием развитого животноводства Шираке, но и со спросом населения большого города. С другой стороны, этому способствовала и близость к животноводческим районам Турции, откуда по железной дороге Каре – Ленинакан также поступает скот. В Ленинакане происходит дальнейшая обработка скота на мясокомбинат.

Ленинакан — второй город Армении

Город стоит в центре густонаселенного богатого земледельческого и животноводческого района и имеет выгодное транспортное положение. Ни один город республики не стоит на таком удобном для застройки месте, как Ленинакан. Кроме того, под боком неограниченные запасы красивых и дешевых высококачественных стройматериалов. Были и остались некоторые "сдерживающие" развитие города факторы. Это, прежде всего, отсутствие в непосредственной близости от города запасов минерального сырья, соседство быстро растущего и еще более перспективного Кировакана, большой промышленный потенциал крупного столичного города Еревана. Но, несмотря на это, за четыре с лишним десятка лет Ленинакан стал вторым городом республики как по промышленному производству, так и по числу жителей. Он один из крупных транспортных узлов не только Армении, но и Закавказья, культурный и научный центр республики.

История Ленинакана с XIX в

Уже во второй половине XIX в. город был одним из крупнейших ремесленных центров Закавказья. В 60-х годах прошлого столетия ремесленников здесь было больше, чем в Тифлисе. Каждый четвертый мужчина в городе был ремесленником. Здесь процветала и торговля. В конце XIX в. в городе с населением около 30 тыс. человек насчитывалось более 430 лавок и лавчонок с годовым оборотом в 3,5млн. руб., а позже открылся городской банк. После присоединения к России произошли важные события, которые наложили глубокий отпечаток на судьбу Гюмри и его дальнейшее развитие. Вначале он служил административным пунктом – местопребыванием главного пристава, который управлял переселенцами. Но потом рядом с ним был основан казачий поселок, а в 1837 г., во время посещения Николая I, также и крепость. С этого времени город был переименован в Александрополь. Он был важным аванпостом русских войск в Закавказье, здесь были воздвигнуты мощные фортификационные сооружения, выросли военные городки (Северский, Полигон, Казачий пост). Свое стратегическое значение крепость сохранила до занятия русскими войсками Карса в 1878 г. Впоследствии (в конце XIX в.), после проведения железной дороги, военное значение Александрополя еще более возрастает. Город оказывается в узле стратегических железных дорог, идущих на Каре, Эривань, Джульфу и Тифлис. Таким образом, сложились как бы два лица Александрополя – торгово-ремесленное и военно-стратегическое. Оба эти обстоятельства способствовали развитию городской жизни и росту населения. И сейчас на многих улицах вы встретите добротные каменные дома, выстроенные из черного туфа. Но они уже давно вылиняли и из черных стали серыми, а в сравнении с соседними новыми домами из эффектного артикского туфа выглядят скучными приземистыми карликами. Но всмотритесь внимательно в эти старые постройки, и вы обнаружите орнаментированные карнизы и фронтоны, вытесанные наличники окон и дверей – здесь чувствуется почерк искусного резчика по камню. Улицы Александрополя были прямыми и симметричными, некоторые из них даже мощеными. Славился город также своими церквами, по числу которых он превзошел даже Эчмиадзин. Обилие церквей объяснялось неоднородным религиозным составом населения города: тут жили армяне-григорианцы, армяне-католики, греки и русские. За короткое время Александрополь стал самым крупным городом Восточной Армении, опередившим даже Ереван. И он не уступал ему первенства почти до установления власти в Армении. Александрополь был также культурным центром: здесь действовало много частных и приходских школ, были типографии и издавались газеты, давались театральные представления, соревновались народные певцы – гусаны, среди которых ярким самобытным талантом блеснул Дживани. За сто лет пребывания в составе царской России Александрополь из глухого пограничного местечка превратился в провинциальный уездный город с массой лавок, кустарных фабричек и мастерских, но без единого крупного промышленного предприятия. Таков скромный итог экономического развития Александрополя до Великой Октябрьской революции. После установления власти начинается расцвет города. В 1924 г. после смерти В. И Ленина город Александрополь был переименован в Ленинакан. Ему предстояло не только восстановить все разрушенное войной, но и наверстать упущенное в промышленном развитии. Для этого были и сейчас существуют многие необходимые условия.

Ленинакан от древности до XIX в

Оставляя горы позади и подъезжая к Ленинакану, вы не подозреваете, что этот город в степи, облик которого так молод, – один из древнейших в Армении. Начало его истории восходит к периоду бронзового века, о чем свидетельствуют памятники материальной культуры. Вступая в Ленинакан, вы невольно совершаете экскурсию в глубь веков, хотя окружающий вас современный город ничем не напоминает об этом. В 401 г. до н. э., после неудачных сражений в Персии, отступающая 10-тысячная армия греческих наемников достигла "большого, богатого и многолюдного" города Гюмпаса. Об этом рассказывает в своем известном труде "Анабасисе" историк и один из предводителей этого похода, Ксенофонт. Упомянутый Гюмниас, по предположению академика Манандяна, и есть искаженное старое название Ленинакана – Кумайри, Гюмри. После периода расцвета, очевидно, не ступает полоса упадка города. Спустя много веков, во времена арабских завоеваний (VIII в.), о нем, то есть о Кумайри армянский историк Гевонд упоминает уже как о деревне. С XVII по XIX в. Кумайри, так же как и весь Ширак, находился под властью иноземных захватчиков, а в 1804 освобождается русскими войсками. С этого знаменательного рубежа начинается новая жизнь Кумайри, или Гюмри. В 1829 – 1830 гг. значительное количество армянских семей, ушедших из-под власти турецкого султана – из Карса, Орзерума, поселяется в Гюмри. Большинство пришлого люда составляли ремесленники, крестьяне и отчасти торговцы. Эти инициативные и энергичные люди с незаурядными трудовыми навыками, с оригинальными приемами работы, передававшимися по наследству от отцов к сыновьям, внесли много нового в жизнь незначительной глухой и безликой деревушки Гюмри. Она стала поселением ремесленников. Возникло множество ремесленных цеховых организаций со своими традициями, законами, и даже селились ремесленники цехами – так образовались улицы каменотесов, медников, гончаров. Слава здешних мастеров строительного дела и каменотесов, мастеров гончарного, ковроткацкого, плотничного, кузнечного, медного, оловянного, обувного дела и многих других ремесел вышла далеко за пределы Ширака.

Климат и орошение Ширака

Климат Ширака напоминает климат русских степей. Средние температуры и годовое количество осадков Ленинакана и Курска почти одинаковы. Ветры, дующие с окружающих гор и возвышенностей, опускаясь в котловину, иссушаются и вызывают сильное испарение с почвы. Поэтому, несмотря на то что весной и летом здесь не так уж редки дожди, на плоскогорье нередко бывают засухи. Вообще, чем дальше к югу, тем больше возрастает сухость и местность, постепенно понижаясь, сливается с полупустынным ландшафтом Араратской равнины. Единственный источник орошения Ширакской равнины – река Ахурян, которая пересекает ее с севера на юг. Ахурян – левый приток Аракса. Ее воды вполне достаточно, чтобы орошать обширные земли равнины. И это очень кстати, так как нужда в орошении велика и других источников энергии нет. Именно поэтому через два года после установления власти трудящиеся республики приступили к строительству Ширакского канала; он начинается ниже села Капе и, устремляясь в тоннель, выходит на простор левобережья Ахуряна. Строительство было завершено в 1925 г. В 1928 г. вступила в строй также Ленинаканская ГЭС. Ширакский канал имеет длину 30 км и орошает около 12 тыс. га земель. Однако оросить – этого мало. Необходимы новые гидротехнические и водохозяйственные мероприятия. Дело в том, что половодье Ахуряна происходит весной, от дождей и талых вод; летом же, когда полям нужна вода, река мелеет, следовательно, нужно зарегулировать ее сток. Этой цели послужило превращение озера Арпи в искусственное водохранилище. Кроме того, в ближайшие годы будет сооружено большое водохранилище в среднем течении Ахуряна с объемом 300 млн. куб. м.

Ширакская котловина

Мы вступаем в Ширакскую котловину. Ее дно – обширная равнина, лежащая на высоте 1400-1600 м над уровнем моря. Почвы Ширакской равнины плодородны. Это главным образом черноземы. Они лежат ровным мощным пластом на всех отложениях. На возвышенностях, лавовых буграх и холмах в почве множество каменных глыб и обломков. Ширакское плато сложено лавовыми толщами, изверженными из недр Арагаца. Это чаще всего туфы разных цветов и оттенков: розового, черного, оранжевого, а также вулканический пепел или пемза. Сверху туфы перекрыты осадочными отложениями озер послеледникового периода. В них находят целые кладбища доисторических животных: скелеты носорога, слона, верблюда, оленя. Южнее Ленинакана равнина становится холмистой, на поверхность выступают лавовые бугры. Посредине ее пересекает глубокое ущелье Ахуряна. Поздней весной, летом и ранней осенью над Шираком стоит безоблачное небо и светит яркое солнце. Но зато зимой высота плоскогорья, его безлесье и близость высоких гор усиливают стужу, кроме того, в Ширакской котловине застаивается холодный, тяжелый воздух. Зима в Шираке морозная. Самые жестокие холода в Ленинакане достигают -41°. Лето в общем теплое со среднемесячными температурами от 17 до 20°, а изредка температура поднимается даже до 30-35°.

Ахурян и Арпи

На северо-западе из пониженной озерной котловины берет начало главная река Ширака – Ахурян. На пути к истокам Ахуряна мы пересекаем равнинные пространства, чуть заболоченные у низких берегов реки. Деревни расположены лишь на приподнятых краях долины, где они защищены от бурных разливов. И все это пространство покрыто зеленью луговых степей и субальпийских лугов. Тут и там в долину входят невысокие вулканические гряды, также одетые в плотный луговой дерн. Внезапно на высоте двух с лишним километров открывается вид на озеро Арпи. Его серебристое зеркало заключено в рамку бархатной зелени, пестрящей миллионами цветов. У озера лежит прибрежная полоса болотистых заливных лугов. Со снежных вершин и из-под лавовых толщ Гукасянского хребта бегут многочисленные речки и родники, питающие озеро. Ежегодно весной оно широко разливается, заболачивая берега, в засушливое время отступает, обнажая зыбкие трясины. Близ озера построена неширокая, но довольно высокая (15 м) железобетонная плотина. Плотина сооружена в 1949 г. для подпора вод озера при подъеме его уровня, а уровень Арпи поднимается на 2 м. В это время вода, доходя до древней береговой линии, упирается в плотину. Озеро, таким образом, превращено в искусственное водохранилище. Его площадь с 4,5 кв. км увеличилась до 22 кв. км и глубина достигла 10 м. Летом шлюзы плотины регулируют воду, поступающую для орошения. Но живописные холмистые берега озера пока почти безлюдны. Редкие деревушки мало посещаются да и не могут обеспечивать удобствами летний отдых горожан. Здесь много возможностей и простора для организации домов отдыха пли горных климатических курортов. Озеро очень богато рыбой. В Арпи и его притоках водятся в изобилии сазан, храмуля, жерех, голавль. Холмы, замыкающие горизонт, окружают равнину кольцом, загораживая перспективу. На юге река Ахурян покидает котловину и, образуя глубокий каньон, пересекает каменистую гряду, спускающуюся отлогим скатом к Ширакской равнине. Вертикальные стены каньона сложены туфовой лавой, сверху красной, снизу черной. По берегам теснины простирается скудная, усеянная камнями степь. Даже деревни, ютящиеся здесь среди каменистых холмов, суровы и непривлекательны.

Ашоцская котловина

Шоссе из Ахалкалаки и Богдановки (Грузия) плавно поднимается на гребень вулканической гряды, и на юге перед глазами открывается широкая чаша с чуть вогнутым, почти ровным дном. Это обширная Ашоцская котловина – северная часть Ширака. На перевале вокруг простирается бархатная зелень роскошных лугов. Воздух напоен благоуханием и свежестью росистой травы. Округлые холмы волнами уходят к горизонту и, постепенно повышаясь, сливаются с синевой далеких гор – Гукасянского и Джавахетского хребтов. Спуск совершается также постепенно. Дорога вскоре пересекает речку – один из левых притоков реки Ахуряна. Через нее перекинут старинный каменный мост со скульптурным орнаментом. Чуть ниже моста из-под скал вытекает мощный родник с холодной кристально чистой водой. Путешественник незаметно оказывается на дне котловины, всего на одну-две сотни метров ниже перевала. На равнине те же луга и луговые черноземные степи. Это район с очень суровыми зимами, с сильнейшими морозами, доходящими до -46°, – "армянская Сибирь". Таких холодов не бывает нигде на Кавказе. Весна здесь еще холодная, а лето довольно прохладное, со средней температурой около 17°. Безморозный период невелик – до 100 дней, вегетация – всего пять месяцев; этого достаточно для созревания кормовых культур, корне – и клубнеплодов, ячменя, пшеницы, овса. Окраины котловины волнисты; небольшие возвышенности и склоны холмов покрыты густой травой. По изумрудной долине текут Ахурян и его притоки, сверкая стальной синевой. На равнине встречаются глинистые заболоченные черноземы и мокрые луга. Они покрыты сочными кормовыми травами. Заболоченные черноземы используются исключительно под сенокосы и дают отличные урожаи сена. На более возвышенных участках распространены задернованные выщелоченные черноземы, среди которых местами выступают каменистые бугры. Эти пространства используются под посевы зерновых. На вершинах раскинулись богатые альпийские луга. Сюда летом перегоняют скот. Под лугами развиты коричневые горнолуговые почвы. На севере Ширака, как и в соседнем Дорийском районе, преобладает крупный рогатый скот, который отличается высокой продуктивностью. Животноводство здесь самая перспективная отрасль сельского хозяйства. Промышленность представлена преимущественно маслодельно-сыроваренными заводами, размещенными в наиболее крупных селах северного Ширака – Гукасяне, Амасии и Шурабаде.

Ширак

Ширак известен как самый богатый пахотными землями район республики, и здесь пашня занимает больше половины всех его сельскохозяйственных угодий. Ни в одном другом районе Армении не встретите такого преобладания пашни. Это особенно относится к ровному Ширакскому плато, где всюду видны обработанные поля. Они заняты прежде всего зерновыми, а также посевами сахарной свеклы и кормовых культур. Ширак, который славится своими черноземами, – главный район Армении по производству зерна и сахарной свеклы. (На относительно небольшой его территории сосредоточено более четверти всей пашни, 23% посевов зерновых культур и около 3/4 посевов сахарной свеклы республики.) Не менее важно значение Ширака в республике как одного из основных животноводческих районов. Обширные горные пастбища и сенокосы составляют более 1/8 всей площади естественных кормовых угодий республики. В валовой продукции сельского хозяйства Ширака животноводство преобладает над полеводством. Здесь находится значительная часть поголовья скота республики. Будучи крупным производителем сельскохозяйственных продуктов, Ширак одновременно дает десятую часть всей валовой продукции промышленности республики. Этот район – кладовая нередко уникальных строительных материалов: туфов, пемзы, перлитов, вулканических шлаков, базальтов; здесь добывается до 2/3 естественных стройматериалов республики. Кроме того, об индустриальном значении Ширака можно судить и по тому, что его промышленные предприятия выпускают десятую часть продукции машиностроения, более трети трикотажных изделий и около трети продукции мясной промышленности республики. Есть у Ширака и свои "недостатки". Так, природа его довольно сурова и сравнительно однообразна. Здесь нет лесов и очень мало садов. В Шираке не найдено пока крупных запасов металлических ископаемых, отсутствуют свои источники промышленного топлива, а гидроэнергоресурсы невелики. Зато у Ширака выгодное транспортное положение. Его центральная и южная части пересекаются основной железнодорожной магистралью Армении, которая одновременно служит главным участком южной закавказской магистрали Тбилиси – Ленинакан – Ереван – Баку. В центре Ширака сходятся безрельсовые дороги, идущие почти со всех концов республики. Ведь Ленинакан – второй после Еревана транспортный узел Армении. Кроме того, сельское хозяйство Ширака, отличающееся развитием нетрудоемких отраслей (за исключением свеклосеяния), имеет значительные резервы трудовых ресурсов, которые легко могут быть вовлечены в развивающееся промышленное производство. До революции Ширак был отсталым аграрным районом, лишенным крупной промышленности. Только после Октября открылись широкие возможности для бурного роста производительных сил этого края.

« Предыдущие записи